Мастер-классы 19-23.06

Программа мастер-классов на Фестиваль с 19.06 по 23.06

 

Название мастер-класса

Кол-во занятий

 

Педагог

 

 

Тематический план

1

Мастер-класс с саунд-продюсером 

12

В.Самойлов

Вместе с саунд-продюсером группа работает над аранжировками и композицией своих песен.

Также обсуждаются особенности звучания различных инструментов, особенности работы с аналоговыми и цифровым оборудованием

2

Ритмика

12

Роман Баранюк

Теоретический курс, посвященный ритмике.

Ритмические размеры.

Взаимодействие внутри ритм-секции (ударные, бас-гитара, ритм-гитара)

 

3

Гитарный практикум 

12

Владимир Николаев

Как улучшить игру на инструменте. Эффективные техники, упражнения и методики.

Примочки и гитарные эффекты — необходимый минимум гитариста.

 

4

Электроника и синтезаторы

12

Андрей Каплев

Значимость электроники в современной аранжировке.

"Подклад" и "клавиши".

Основные эффекты

 

5

Работа со сценическим оборудованием

12

Александр Радченко

Как быстро коммутироваться на сцене.

Все о проводах и электричестве на сцене.

Обучение работе с радиосистемами.

Также курс подразумевает индивидуальную работу с музыкантами и их инструментами.

Техническая сторона работы музыкальной группы

 

6

Теория студийной звукозаписи 

12

Никита Онисинко

Как происходит профессиональная студийная звукозапись.

Основные этапы и особенности процесса.

Как правильно подготовиться группе, чтобы звукозапись прошла эффективно и успешно

 

7

Озвучка сцены 

12

Вадим Самойлов,

Александр Радченко,

Никита Онисенко

Цель курса – научится настраивать звук на сцене.

Работа с комбо-усилителями и сценическими мониторами.

Грамотное использование пространства сцены.

Как настроить звук так, чтобы все было слышно, и при этом не мешать другим

 

 

8

Продвижение и PR 

12

Александр Ядов

Лекция о том, как должен выглядеть промо-пул современной музыкальной группы.

Как оформлять демо-записи и куда их рассылать.

Работа с журналистами.

Вместе с преподавателем музыкантам будет предложено создать эффективную модель продвижения группы на российском рынке

 

9

Актерское мастерство

12

Крюков Иван, руководитель театрального коллектива

Гимназии 47

Практические занятия по формированию актерского имиджа, умений свободно держаться на сцене и презентовать свое творческое «я».

10

Практикум по концертному саунд-чеку 

3

Вадим Самойлов,

Никита Онисенко

Практическое занятие непосредственно перед концертом.

Группы применяют знания, полученные на мастер-классах «Озвучание сцены» и «Работа со сценическим оборудованием»,

а также учится эффективному взаимодействие со звукорежиссером.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Матан 10 билет

Билет № 10

 

1. Эквивалентные бесконечно малые функции и вычисление их с помощью пределов

 

 

2. Свойство дифференцируемых функций (теорема Лагранжа, теорема Коши)

Исследовать функцию на монотонность

 

 

 

3. Односторонняя непрерывность функции в точке. Классификация точек разрыва.

 

Построить график, найти точки разрыва, охарактеризовать график и точки разрыва

 

 

 

(2- е задание для практики - возможно не точно задание)

мастер-класс абальян

Международный мастер-класс

по дирижированию хором профессора Санкт-Петербургской

Консерватории, заслуженного деятеля искусств России,

Бориса Георгиевича Абальяна.

 

 

В конце августа 2016 года в Санкт-Петербурге состоялся Второй Международный мастер-класс по дирижированию хором Заслуженного деятеля искусств Российской Федерации, профессора Санкт-Петербургской Консерватории Бориса Георгиевича Абальяна.

Борис Георгиевич Абальян

Российский хоровой дирижёр, профессор кафедры хорового дирижирования Санкт-Петербургской Государственной Консерватории, заслуженный деятель искусств России. Основатель, художественный руководитель и дирижер камерного хора «Lege artis». Окончил Хоровое училище имени М. И. Глинки, Ленинградскую Консерваторию и аспирантуру при ней. В 1987 основал камерный хор «Lege artis».
Незаурядное творческое дарование, успешная концертная деятельность, участие во многих престижных всероссийских и зарубежных хоровых конкурсах позволили завоевать Борису Абальяну репутацию одного из самых известных и авторитетных хоровых дирижеров нашего времени.
Под управлением Бориса
Абальяна коллективом записано более 20 CD в сотрудничестве со звукозаписывающими фирмами Sony Classical, Mazur Media GmbH, музыкальным альянсом Northern Flowers. В результате совместной работы с исследователями-медиевистами кафедры древнерусского певческого искусства Санкт-Петербургской консерватории, хором записаны два CD древнерусской музыки.
Его ученики являются лауреатами международных конкурсов и возглавляют многие
известные Петербургские хоровые коллективы. Борис Абальян проводит мастер-классы в странах Западной Европы и США, является главным дирижёром хора «Gracias choir» (Южная Корея). Член жюри многих престижных международных хоровых конкурсов.

Организатором мастер-класса выступает Музыкальное училище им. Н. А. Римского-Корсакова, в котором профессор Абальян преподает уже более 40 лет, и камерный хор Festino.

Камерный хор Festino.

Камерный хор Festino был создан в 2009 году, художественный руководитель и дирижер-Александра Макарова. Он объединил 18 молодых хоровых дирижеров, студентов и выпускников высших музыкальных учебных заведений Санкт-Петербурга. Основой репертуара камерного хора Festino является музыка ренессанса и барокко и современная музыка.

Мастер-класс.

По своей структуре мастер-класс является уникальным образовательным проектом, не имеющим аналогов не только в Санкт-Петербурге, но и в российском дирижерско-хоровом образовании в целом. Идея создания длительного курса с большим репертуаром и многоплановой программой родилась в 2014 году; в 2015 году был проведён Первый мастер-класс, который показал эффективность и востребованность подобной формы обучения и был отмечен большим интересом со стороны российских дирижеров- хоровиков.

   Уже в первый год своего существования мастер-класс приобрел статус Международного. За два года его участниками стали молодые дирижеры из Японии, Польши, Белоруссии и России.

Структуру мастер-класса составляют теоретические и практические занятия длительностью одна неделя. Теоретический курс включает в себя два дня занятий с профессором «под рояль» и различные обучающие лекции. Практическая часть программы –это работа с камерным хором Festino в течение четырех дней и выступление на заключительном концерте.

Цель программы- усовершенствование профессиональных навыков в сфере интерпретации и анализа партитуры, дирижерской техники, репетиционной и концертной практики, значительное расширение репертуара и знакомство с особенностями исполнения сочинений древнерусского певческого искусства и современных авторов Санкт-Петербурга.

«Цель, как я уже сказал, – пригласить людей, которым это по-настоящему интересно, и они действительно этим занимаются. Поясню, вопросы и проблемы, которые интересуют практикующих хормейстеров и студентов-хоровиков, – разные. Я думаю, Вы со мной согласитесь, что студент, закончивший консерваторию, уверен, что он уже всё знает и умеет. И только практика рождает вопросы, варианты ответов на которые они могут получить в том числе на мастер-классе. Студент, окончивший консерваторию, имеет больше ответов, а у практикующего дирижера больше вопросов. Я глубоко убежден в том, что вопросы – настоящие вопросы – появляются тогда, когда ты начинаешь работать, а на занятиях в классе с профессором всё обычно бывает понятно.» (Б.Абальян)

Репертуар.

Многообразие сочинений, представленных в программе мастер-класса отражает особенности культурного пространства Санкт-Петербурга, как площадки на которой пересекаются российские и европейские тенденции исполнительства

Основу репертуара составляют произведения трех стилистических направлений: древнерусское певческое искусство, современная музыка петербургских композиторов, современная музыка композиторов Западной Европы. Такой выбор не случаен.

Санкт-Петербург –единственный город России, в котором изучение древнерусской певческой культуры проводятся на уровне академических институтов. В содружестве с исследователями Санкт-Петербургской Консерватории, Борисом Абальяном и камерным хором Lege artis были записаны два диска духовных песнопений, различных по жанру и времени возникновения. Кропотливая работа дирижера с учеными-медиевистами позволила сформировать новаторский способ исполнительского прочтения материала, в котором глубокое проникновение в сакральную богослужебную сферу сочетается с возможностью концертной интерпретации. Русская духовная музыка допетровского времени до сих пор является terra incognita не только для зарубежных, но и для многих российских исполнителей. Именно поэтому знакомство с ней и методические рекомендации по работе хормейстера с сочинениями Русского Средневековья составляют уникальную образовательную часть мастер-класса. Кроме практической работы с музыкальным материалом, участникам класса предоставляется возможность прослушать лекции ведущих специалистов Санкт-Петербургской Консерватории об истории и стилистике знаменного и демественного распева и раннего русского многоголосия.

Музыка петербургских композиторов давно стала яркой и незаменимой часть концертного репертуара ведущих хоровых коллективов города и страны. Международную известность приобрели имена таких композиторов, как Юрий Фалик, Сергей Слонимский, Анатолий Королев, Александр Кнайфель и Дмитрий Смирнов. В течение мастер-класса участник не только работают над лучшими образцами современной хоровой музыки Петербурга, но и получают возможность прямого взаимодействия с композиторами. Так в 2016 году состоялись две встречи-лекции: с Дмитрием Смирновым и Анатолием, Королевым. Кроме того, авторы посетили репетиции и дали ряд исполнительских рекомендаций молодым хормейстерам.

Включение в программу курса современной музыки композиторов западной Европы крайне важно для расширения концертного репертуара российской молодежи. На мастер-классе участники получают возможность открыть для себя новые имена и сочинения, интерес к которым позволит им в дальнейшем более успешно интегрироваться в западное хоровое сообщество.

Участие.

К участию в мастер-классе приглашаются молодые хормейстеры возрасте до 35 лет, студенты и выпускники высших учебных заведений, имеющие опыт работы с творческим коллективом.

В этом году активными участниками мастер-класса стали 6 человек. Павел Хойна из Варшавы, Елена Климова из Минска, Кристина Пивоварова из Новосибирска, Илья Малафей из Санкт-Петербурга Наталья Шелковская и Даниил Журилов из Москвы. Все они – молодые способные дирижеры, прошедшие предварительный отбор посредством видеозаписи работы с хором или концерта.

Кроме шести активных участников, в мастер-классе участвовали пассивно, хоровые дирижеры из Петрозаводска, Саратова, Ярославля, Нижнего Новгорода и Москвы.

«Конечно, за неделю нельзя научиться тому, чему люди учатся годами, но и за эту неделю произошли значительные изменения, главным образом в понимании музыки, в методах работы с коллективом. Очень сложно выразить жестом то, как сам дирижер слышит эту музыку, поэтому им приходилось объяснять словами или показывать голосом. 
Я убедился в том, что каждый из них внутри слышит лучше, но, к сожалению, не всегда это удаётся проявить руками.» (Б. Абальян).

 

Композиторы.

Важным аспектом работы мастер-класса является взаимодействие дирижеров и композиторов, чьи сочинения представлены к работе. Совместные репетиции помогают точнее понять стиль и идею того или иного сочинения, глубже раскрыть творческий почрк автора. В 2016 году в репетициях мастер-класса участвовали Дмитрий Смирнов и Анатолий Королев. Кроме того, композиторы провели творческие встречи и ответили на все, интересующие аудиторию вопросы.

Борис Абальян о взаимодействии композитора и дирижера:

«Не могу не сказать об очень любопытной тенденции второй половины ХХ века, когда возникали тандемы «композитор – исполнитель». Например, Шостакович – Мравинский, Свиридов – Чернушенко или Свиридов – Минин, Гаврилин – Минин или Гаврилин – Чернушенко. В таких случаях дирижер уже понимал не только то, что написано, но и то, чего не написано. Ему было проще всё это расшифровывать, зная систему условных обозначений. Такие тандемы, когда композитор работает с исполнителем, когда он ему что-то говорит, подсказывает, – поистине замечательное явление. 
Мне тоже посчастливилось довольно много работать с Дмитрием Валентиновичем Смирновым, Анатолием Александровичем Королёвым, Юрием Александровичем Фаликом, Сергеем Михайловичем Слонимским, когда они мне помогали расшифровывать свою запись. Такое сотворчество трудно переоценить.»

Третий международный мастер-класс.

Следующий мастер-класс состоится в конце августа 2017 года. Прием заявок начнется в конце марта 2017 года. Организаторы планируют расширить программу практических и теоретических занятий, открыв для слушателей неповторимое многообразие русской хоровой культуры. Мы надеемся, что международный мастер-класс профессора Абальяна станет важным ежегодным событием, объединяющим хоровых дирижеров из России и других стран.

Информация о мастер-классе будет доступна на сайте училища им.Н.А.Римского-Корсакова,начиная с конца марта 2017 года, в группе вконтакте - https://vk.com/event91163450, по телефону 89119120390 и электронной почте –

makarena-@mail.ru.

 

 

Мастер на час

Прайс-лист на услуги мастер на час в Санкт-Петербурге на 01. 03. 2017 г.

Электромонтажные работы

 

Цена,

руб.

Установка, замена светильников (встраиваемых)

ед.

300

Установка и подключение люстры

ед.

от 1100

Установка и подключение настенных бра 

ед.

600

Установка и ремонт электрической розетки

ед.

350

Установка и ремонт выключателей

ед.

250

Установка блока выключателей ( от 2+розетка)

ед.

800

Установка розетки для электрической  плиты

ед.

900

Установка автоматов - пакетников | УЗО | электрических

ед.

400

Установка разветвительной коробки (без штробления)

ед.

100

Установка разветвительной коробки (со штроблением)

ед.

300

Замена старой электропроводки - прокладка новой

м.пог.

200

Прокладка кабеля (без штробления с фиксацией)

м.пог.

150

Прокладка кабеля  (с штроблением  с фиксацией)

м.пог.

800

Прокладка кабель канала, гофры с фиксацией

м.пог.

100

Замена выключателя, кнопки звонка

ед.

300

Замена розеток - внутренние

ед.

 450

Замена розеток - наружные

ед.

 300

Установка электросчетчика однофазного

ед.

880

Установка электросчетчика трехфазного

ед.

2000

Мелкий ремонт электрики

ед.

от 950

Покупка товара

ед.

300

Остальные не перечисленные работы

ед.

по запросу

Минимальная стоимость заказа электрика

ед.

950

Сантехнические работы

 

Цена, руб.

Установка и подключение водонагревателя бойлера

ед.

1500

Установка сифона под ванну (с монтажом обвязки)

ед.

500

Сборка, установка и подключение душевой кабины под ключ 

ед.

3000

Установка полотенцесушителя (без изменения системы подключения)

ед.

1100

Установка  унитаза  напольного под ключ

ед.

1300

Замена сливного бачка

ед.

500

Ремонт сливного бачка

ед.

500

Установка и замена смесителя

ед.

1000

Замена раковины

ед.

900

Демонтаж унитаза

ед.

500

Устранение засора ванны - раковины с разборкой сифона

ед.

1000

Устранение засора унитаза

ед.

2000

Монтаж ванны (стальной/акриловой)

ед.

2000

Монтаж ванны (чугун)

ед.

2500

Замена счетчика учета воды

ед.

800

Установка счетчика с врезкой в пластиковые трубы

ед.

900

Установка счетчика с врезкой в металические трубы

ед.

1000

Установка обратного клапана

ед.

300

Установка фильтра грубой очистки воды

ед.

200

Минимальный заказ сантехника на дом

ед.

950

Столярно-Плотницкие работы

 

Цена, руб.

Постелить  линолеум

м2

150

Монтаж и установка полочек и шкафчиков

ед.

от 300

Разборка шкафов - купе

ед.

от 1250

Установка входной двери (дерево)

ед.

от 1700

Установка входной двери (металл)

ед.

от 1800

Установка одностворчатой межкомнатной двери

ед.

от 1400

Установка двухстворчатой межкомнатной двери

ед.

от 2900

Врезка замка (дерево)

ед.

от 900 - 1500

Установка и монтаж карнизов для штор

ед.

750

Установка и монтаж карнизов для штор от 3х штук за один заказ

ед.

600

Установка внутренних жалюзи и римских штор на окна

ед.

450

Минимальный заказ плотника на дом

ед.

950

Сборка и ремонт мебели

 

Цена, руб.

Сборка шкафа-купе 

ед.

от 1300

Сборка простого углового шкафа 

ед.

от 1500

Сборка универсального углового шкафас ящиками и полками

ед.

2000

Сборка комода 

ед.

от 1000

Сборка дивана - кровати 

ед.

от 1200

Сборка компьютерного стола 

ед.

от 700

Сборка модульной мебели (стенка, гостиный гарнитур) три модуля

ед.

от 1500

Сборка спального гарнитура шкаф 3-х дверный, комод, кровать, 2 тумбы

ед.

3000

Сборка спального гарнитура шкаф 4-х дверный , комод, туалетный столик, кровать, 2 тумбы

ед.

3500

Сборка кровати

ед.

от 800

Сборка детской двухъярусной кровати

ед.

1200 - 1600

Сборка детской комнаты

ед.

2000

Сборка детской кроватки 

ед.

от 800

Сборка прихожей: шкаф, тумба, зеркало с вешалкой

ед.

от 2000

Сборка кухни за модуль  шкафчик - тумба

ед.

от 250

Сборка кухонного модуля тумба с ящиками

ед.

350

Сборка кухонного углового модуля

ед.

300

Установка кухни

ед.

от 1500

Вырез под мойку

ед.

400

Вырез под варочную панель

ед.

400

Установка мойки с подключением смесителя

ед.

1200

Вырез под трубы

ед.

100

Монтаж слива и подвод воды

м.пог.

350

Подключение встроенной техники

ед.

1000

Разборка мебельных гарнитуров

м.пог.

от 500

Минимальный заказ на услуги

ед.

950

Подключение бытовой техники

 

Цена, руб.

Подключение стиральной машины

ед.

от 1100

Подключение посудомоечной машины

ед.

от 1100

Установка телевизора 17" - 26"

ед.;

1000

Установка телевизора 27" - 42"

ед.

1500

Установка телевизора 43" и более

ед.

2000

Установки вытяжки-фильтра без воздуховодов

ед.

от 1000

Установка вытяжки с воздуховодами с учетом типичных расходных матер. (шурупы, дюбели).

ед.

2000

Штробление стен

м.пог.

400

Прокладка кабеля

м.пог.

от 130

Монтаж розетки

ед.

300-400

Монтаж воздуховода

м.пог.

400-500

Монтаж обрамления вытяжки

ед.

догов.

Установка и подключение газовой плиты

ед.

от 1100

Установка и подключение электроплиты

ед.

от 1100

Установка и подключение вытяжки

ед.

от 1100

Установка и подключение проточного водонагревателя

ед.

от 1100

Установка прочего оборудования

ед.

по запросу

Минимальный заказ на услуги

ед.

950

Мелкий бытовой ремонт

 

Цена, руб.

Установка пластиковых плинтусов

м.пог.

100 - 250

Установка деревянных плинтусов шириной до 70 мм

м.пог.

250

Установка деревянных плинтусов шириной от 70 мм

м.пог.

300

Установка потолочных плинтусов

м.пог.

200

Минимальный заказ на услуги

ед.

950

Услуги по уборке помещений

 

Цена, руб.

Ежедневная экспресс уборка

м2

от 33

Стандартная уборка

м2

от 53

Генеральная уборка

м2

150

Уборка после ремонта

м2

200

Мытье окон 

ед

от 350

Вынос мусора за 1м2 по площади пола

 

Цена, руб.

Помещение

До 5м2

От 10м2

Демонтаж покрытия стен (кафель, обои, штукатурка, панели и т)

300

150

Демонтаж пола (линолеум, ламинат, кафель, керамогранит, черновой пол и т)

400

200

Демонтаж стен, перегородок ( ГКЛ, кирпичных, ж/б и т)

500

250

Вывоз мусора 

Машина

1,5т

4500

 

 

 

Лис-авиатор

Лис-авиатор

 

 

Этот лис авиатор – настоящий романтик и смельчак. Он готов к трудному и опасному полету, ведь для него нет ничего важнее, чем небесные просторы. Если ваш ребенок тоже мечтает о небе, свяжите для него этого бесстрашного лисенка по замечательному мастер-классу автора блога yarntreasures.com.

Оригинальность амигуруми придают шапка-шлем и летные очки, которые вяжутся отдельными деталями. Сама по себе схема лисы в переводе Ксении Куваевой не очень сложная, но больше подойдет для вязальщиц с опытом.

Найдено здесь: https://handcraft-studio.com

 

 

Лис-авиатор крючком

Схема вязания и описание игрушки амигуруми

 

Голова:

Оранжевая пряжа

6 сбн в кольцо

Ряд 1: пр (х6)12 сбн

Ряд 2: сбн, пр (х6)18 сбн

Ряд 3: 2 сбн, пр (х6) — 24 сбн

Ряд 4: 3 сбн, пр (х6) — 30 сбн

Ряд 5: 4 сбн, пр (х6) — 36 сбн

Ряд 6-10: 36 сбн

Ряд 11: 4 сбн, уб6) — 30 сбн

Ряд 12: 3 сбн, уб6) — 24 сбн

Поместите глаза между рядам 9 и 10 на расстоянии 9-10 сбн друг от друга. Начните набивать голову.

Ряд 13: 2 сбн, уб6) 18 сбн

Ряд 14: сбн, уб6) 12 сбн

Закончите набивать голову.

Ряд 15: уб6) — 6 сбн

Стяните и спрячьте конец нити 🙂

 

Нос:

Оранжевая пряжа

4 сбн в кольцо

Ряд 1: 4 сбн

Ряд 2: пр (х4) — 8 сбн

Ряд 3: 3 сбн, пр (х2) — 10 сбн

Ряд 4: сбн, пр (х5) — 15 сбн

Слегка набить, вышить/прикрепить нос и пришить к голове.

 

Шляпа:

Коричневая пряжа

7 сбн в кольцо

Ряд 1: пр (х7) — 14 сбн

Ряд 2: сбн, пр (х7) – 21 сбн

Ряд 3: 2 сбн, пр (х7) – 28 сбн

Ряд 4: 3 сбн, пр (х7) – 35 сбн

Ряд 5-10: 35 сбн

Ряд 11: 6 сбн, воздушная петля – 6 сбн

Ряд 12: 3 уб – 3 сбн

Ряд 13: уб

Закрыть и спрятать нить

На противоположном конце шляпы прикрепить коричневую нить и повторить, начиная с 11 ряда.

Теперь берем белую пряжу и обвязываем шляпу сбн.

 

 

Очки:

Белая пряжа

5 сбн в кольцо

Ряд 1: пр (х5)– 10 сбн

Ряд 2: сбн, пр (х5) – 15 сбн

Меняем на серую пряжу

Ряд 34: 15 сбн

Набираем 30 воздушных петель и провязываем ряд сбн и пришиваем.

 

Уши (2):

Оранжевая пряжа

4 сбн в кольцо

Ряд 1: 4 сбн

Ряд 2: пр (х4) – 8 сбн

Ряд 3: 3 сбн, пр (х2) – 10 сбн

Ряд 4: сбн, пр (х5) – 15 сбн

Ряд 5: 15 сбн

 

Тело:

Оранжевая пряжа

6 сбн в кольцо

Ряд 1: пр (x6) – 12 сбн

Ряд 2: сбн, пр (x6) – 18 сбн

Ряд 3: 2 сбн, пр (x6) – 24 сбн

Ряд 4: 3 сбн,пр (x6) – 30 сбн

Ряд 5: 4 сбн, пр (x6) – 36 сбн

Меняем на коричневую нить

Ряд 6: 36 сбн, вяжем за внутреннюю стенку

Ряд 7: 4 сбн, уб (x6) – 30 сбн

Ряд 8: 30 сбн

Ряд 9: 3 сбн, уб (x6) – 24 сбн

Ряд 10: 24 сбн

Ряд 11: 2 сбн, уб (x6) – 18 сбн

Ряд 12: сбн, уб (x6) – 12 сбн

Меняем на белую пряжу

Ряд 13: 12 сбн

Оставить нить для пришивания

Вернемся к 6 ряду и провяжем белой нитью ряд сбн

 

Руки (2):

Оранжевая пряжа

5 сбн в кольцо

Ряд 12: 5 сбн

Меняем на коричневую пряжу

Ряд 3: 5 сбн

Ряд 4: 5 сбн, вяжем за внутреннюю стенку

Ряд 57: 5 сбн

Оставить нить для пришивания, вернемся к 4 ряду и провяжем белой нитью ряд сбн

 

Ножки (2):

Оранжевая пряжа

9 сбн в кольцо

Ряд 1: 2 сбн, пр (x3) – 12 сбн

Ряд 26: 12 сбн

Оставить нить для пришивания

 

Хвост:

Белая пряжа

4 сбн в кольцо

Ряд 1: 4 сбн

Ряд 2: пр (х4) – 8 сбн

Ряд 3: сбн, пр (x4) – 12 сбн

Ряд 4: 2 сбн, пр (x4) – 16 сбн

Ряд 5: 16 сбн

Меняем на оранжевую пряжу

Ряд 68: 16 сбн

Ряд 9: 2 сбн, уб (x4) – 12 сбн

Ряд 10: 12 сбн

Ряд 11: 2 сбн, уб (x4) – 8 сбн

Ряд 12: 8 сбн

Ряд 13: уб (x4) – 4 сбн

Ряд 14: 4 сбн

Оставить нить для пришивания

 

Шарф:

Ряд 1: цепочка из 35 воздушных петель

Ряд 2: 35 сбн

Обрезать и спрятать нить

 

Летопись

Летопись. 4 занятие, группа №2 (суббота, вечер).

Ребята, сходу прошу прощения, что летопись задержалась в пути. Хотелось не просто свои эмоции выразить (у вас и своих предостаточно – курс у нас сверх эмоциональный), а по смыслу написать – моменты важные обсуждали.

На очередном мега-важном и супер-позитивном 4 по счету занятии, мы говорили о ДОКУМЕНТАЦИИ ОТРЯДА И ЛАГЕРЯ и конечно же пополняли копилку вожатских знаний новыми интереснейшими играми: Цветной паровозик, Закруточка, Стульчики, Фломастеры, Портрет.

Началось занятие с игры «Цветной паровозик». Она мне очень понравилась и показалась крайне полезной для вожатого, поэтому опишу ее подробно. Мы разбились на 2 команды и сели на стулья в 2 линии так, чтобы видеть только затылок впереди сидящего человека. В начале линий стоял стул с 3 фломастерами разных цветов. В конце линий стоял Денис и показывал фломастер определенного цвета только 2 участникам, сидящим в самом конце. Задача была в том, чтобы максимально быстро, используя только руки и ни говоря ни слова передать по цепочке, какой показали цвет. Сидящие на первых стульях должны были схватить фломастер нужного цвета. Кто первый схватит фломастер нужного цвета, та команда победила, и они пересаживались «на стул вперед». Побеждает команда, чьи участники, пройдя по цепочке, первыми займут «свои» стулья. 2 минуты командам на разработку секретного шифра и… понеслось!))) Нашей команде пришлось придумывать новую кодировку аж 3 раза – и буквы на спинах писали, и азбуку Морзе вспоминали. В итоге простота победила сложность – правая, левая, вместе – и вот мы уж на бешеной скорости хватаем фломастеры и дружным строем пересаживаемся на стул вперед. Прилично побили друг друга по плечам, но зарядились бодростью и хорошим настроением на все занятие вперед.

Потом Денис провел с нами одну интересную штуку под названием «Кисть руки». Дал задание – нарисовать за 30сек свою руку (растопырить пальцы, положить на лист бумаги и обвести). Ну, мы так и сделали)) Как-то не пришло в голову, например, сначала на свою руку посмотреть, а потом уже ее обводить. Вот и оказалось, что у всех нас (кроме одного) стереотипное («тоннельное») мышление. Т.е. мы не думаем перед нашими действиями, а действуем автоматически - по опыту/команде/указу. СУТЬ: людям в целом, а нам – будущим вожатым - в особенности следует развивать полноценное «вертолетное» мышление. Мир не стоит на месте, дети меняются, не будем вожатыми, которые берут готовые сценарии, приевшиеся игры – давайте творить, придумывать новое, развиваться!

Вот это мы собственно и должны были продемонстрировать на обсуждении ДЗ №2 Знакомство с территорией лагеря. Разбившись на 3 команды (за каждой командой закрепили возрастную группу детей - младшие, средние или старшие), мы обсуждали идеи из ДЗ – кто какую игру придумал/модернизировал/нашел. Затем один человек и команды презентовал совокупность идей всей группе. Мы справились на отлично! Идеи были интересные и за пользование своей головой вместо гугла Денис нас похвалил). Однако, один момент мы все же упустили – над погодой мы не властны, поэтому всегда должен быть запасной сценарий, как познакомить детей с лагерем, когда на улицу не выйдешь. Вдогонку Денис проговорил с нами отличие 2-х игр: Станционки от Квеста. Станционка (Вертушка) – это не связанные между собой станции/задания, просто проходишь и все. Квест - это прохождение препятствий/станций на пути к конечной цели. В основе квеста всегда лежит легенда или четкая конечная идея. (Уточнение - в станционке тоже может быть одна общая тема, но все же по сути квест и станционка вещи разные)

СУХОЙ ОСТАТОК по играм на знакомство с территорией: младшему возрасту – максимум действий/движения, минимум нудных и сложных задач+ приплетаем легенду (мистика и волшебство). Среднему – игры по командам, квесты, акцент на визуальной составляющей. Старшему – включаем свой мозг, отходим от стандартов, предлагаем новые решения, усложняем простые задачи.

Теоретическая часть занятия была серьезной и важной, мы разбирались в документах лагеря и отряда. Денис подробно рассказал, какие документы вообще существуют, какие нам нужно будет подписывать и как это правильно делать.

Самое главное – будь внимательным к мелочам, читай документ прежде чем его подписывать и знай свои права.

Важно осознавать: если тебе есть 18 лет, и ты работаешь официально за зарплату, то ты несешь полную административную и уголовную ответственность по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей и за материальное хозяйство своего отряда. (Если хоть одно из этих условий не соблюдено – ты волонтер и ни за что не отвечаешь с юридической точки зрения)

Документы лагеря. К ним относятся договора, приказы, инструктажи/инструкции и распоряжения.

Любой подписанный нами документ – официальная бумага, подписав ее, мы берем на себя ответственность. Не знание или не понимание того, что мы подписали не освобождает от ответственности. Поэтому:

Внимательно читаем свой трудовой договор (особенно там, где мелкий шрифт и речь идет о зарплате)

• Никогда не подписываем без прочтения какие-либо документы, которые в лагерях любят давать подписывать «по кругу»

• Не стесняемся задавать глупые вопросы и всегда уточняем, если что-то непонятно

• Уделаем внимание тому, какие обязанности вам прописали и за какую ответственность вы подписались.

Приказ о закреплении воспитателей за отрядом (подписываем у автобуса). Отмечаем письменно и знаем «головой» сколько детей едет в твоем автобусе, а если ребенок из твоего списка опоздал и едет в другом автобусе, ставим об этом отметку. После подписания этого приказа, за каждого в автобусе ты отвечаешь головой.

Приказ об охране жизни и здоровья детей (подписываем в лагере). В отношении безопасности детей никогда не надеемся на «авось» и не пускаем все на самотек. Следи за ситуацией, будь в курсе, работай головой и используй по максимуму интуицию.

Инструктаж с детьми проводим доступным для ребенка языком, «разжевываем», если потребуется, главное – чтобы ребенок понял, что он него хотят.

Чтобы в голове нашей все уложилось и сложилось, и не в коем случае не перепуталось, Денис разобрал с нами понятия ИНСТРУКЦИЯ, ОБЯЗАННОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. А потом рассказал о документах, относящихся непосредственно к отряду.

Инструкция – четкое выполнение письменных/устных действий (в приказах, журналах, распоряжениях, инструктажах)

Ответственность – административная/уголовная (за детей/имущество)

Обязанности – то, за что расписались в документах и должны выполнять (трудовой договор, приказы, журналы, инструкции, распоряжения)

Обязанности вожатого – очень важный пункт, он великолепно раскрыт на слайде Дениса, поэтому не буду заниматься переписыванием (см. фото в диалоге нашей группы (спасибо Лизе))

Лучше напишу подробнее про Документы отряда.

Список отряда (Денис посоветовал делать его по форме как на мед.осмотре, для удобства – но даже если вам дали этот список по стандартной форме, не поленитесь и сделайте свой для себя)

План-сетка лагеря и план сетка-отряда – «творческие» документы, которые отражают что, где и как мы должны делать с детьми в определенный отрезок времени (творческие мероприятия, не бытовые)

Лист питания и лист здоровья (получаем от медиков, отмечаем для себя и запоминаем, у кого из детей какие особенности по здоровью и ограничения по питанию. Подсказка от Дениса: приклейте в столовой на стол наклейку-подсказку с № отряда + имя ребенка, что нельзя есть. Еще один важный момент: все таблетки/уколы/любое другое лечение проводит врач!!!вожатый ребенку никаких таблеток не дает!)

Дневник вожатого (для помощи в работе с детьми/самоанализа/саморазвития –либо дают в лагере (если это необходимо), либо делаем сами (по желанию, если нас не обязали). Наверное, мы все пришли в восторг от Хагларовских Папок вожатого, которые показал Денис, в них есть все, чтобы помочь вожатому в организации его работы)

Тетрадь планерок – тетрадь/блокнот с важной для отряда входящей-исходящей информацией (где и когда быть, бытовые, организационные вопросы). Посещая планерки, записываем все слово-в-слово и стараемся меняться с коллегами, чтобы ходить на планерки по очереди.

Расписки/заявления для родителей. (просим родителей писать расписку (пишется у вожатого), когда ребенка забирают на несколько часов и заявление (пишется у администрации), если ребенка забирают на ночь. Внимательно следим, когда ребенка должны вернуть в лагерь. Звоним-узнаем, если ребенка не привозят вовремя. Обязательно фиксируем (рукой родителя) время привоза ребенка в лагерь, особенно, если оно отличается от ранее указанного. Всегда ставим в известность администрацию, если возникают сложности. Обращаем внимание на внешний вид ребенка, когда передаем его родителям/забираем от них. Если не дай Бог у ребенка синяки/ушибы –сразу фиксируем все письменно и зовем в свидетели врача и администрацию)

Разумеется, весь этот «слоеный теоретический торт» был сдобрен отличными веселыми играми, которые не дали нашему мозгу взорваться)))

«Закруточка» – игра на командное взаимодействие – покрутились, закрутились, раскрутились, поняли многое о своем вестибулярном аппарате, ну и как хорошо быть слаженной командой.

«Фломастеры»посмеялись вдоволь и нашли информационных лидеров (тех, кто знает, как сделать, чтобы получилось)

«Стульчики» - потолкались, погремели стульями. Вспомнили, что прежде чем «валить» на другого, хорошо бы подумать, а правильно ли сделал сам. Еще раз увидели лидеров нашей группы в действии и на примере кадетских корпусов поняли какого уровня лидерства и дисциплины в группе можно достигнуть (мда…нехило через 8 стульев строем переходить!).

Под конец занятия Денис провел игру «Портрет» - игра на знакомство и пример того, как можно переиначить игру «Снежный ком», чтобы сделать ее более активной и интересной. И конечно в очередной раз удивил нас формой обратной связи – впечатления о занятии нужно было написать на листочке с нашей обведенной рукой (что мы рисовали в начале занятия).

Домашнего задания как такового не задали, Денис просто попросил кратко, но по существу заполнить АНКЕТУ по ОРГ.ПЕРИОДУ.

Леонова Екатерина

Дисциплина «Основы математической обработки информации»

Домашнее задание №1 . Леонова Екатерина. 44.03.01. 2 группа.

 

Условие: для стихотворения составить таблицу частот следующих гласных букв «а», «и», «о», «е», «у», «ю», и отразить полученные данные с помощью гистограммы. Указать, какая буква (буквы) встречаются наиболее часто.

Марина Цветаева

«\Благодарю, о Господь…»

Благодарю, о Господь,
За Океан и за Сушу,

И за прелестную плоть,

И за бессмертную душу,

И за горячую кровь,
И за холодную воду.

- Благодарю за любовь.

Благодарю за погоду.

9 ноября 1918

 

Посчитаем построчно количество гласных букв в стихотворении и занесем данные в таблицу:

а

е

и

о

у

ю

строка

2

 

 

4

 

1

1

3

1

1

1

2

 

2

1

2

1

1

1

1

3

1

2

1

 

3

1

4

1

 

1

2

1

1

5

1

 

1

3

2

1

6

3

 

 

2

 

2

7

3

 

 

3

1

1

8

15

5

5

16

10

8

итого

 

 

Ответ: буква «о» встречается в стихотворении наиболее часто - 16 раз

 

Лекция т№8

Введение

В условиях современных социально-экономических преобразований, происходящих в России, серьезно осложнилась криминогенная ситуация. Преступность претерпела существенные негативные качественные и количественные изменения: стала более организованной и вооруженной, интеллектуализированной и профессиональной, агрессивной и экономически окрепшей, что повысило ее возможности в установлении коррумпированных связей в том числе в структурах власти и правоохранительных органов. Все более реальными становятся политические претензии представителей преступного мира. В этих условиях весьма широкое распространение получило такое социальное явление, как противодействие раскрытию и расследованию преступлений и в целом деятельности правоохранительных органов.

Образно говоря, преступность сама перешла в наступление и все более активно препятствует установлению истины по уголовным делам, с позиции своих интересов «реализует» краеугольные принципы уголовного процесса такие как: презумпция невиновности, неотвратимость наказания, право на защиту и др. При этом 85-90% доказательственной базы по уголовным делам составляют показания потерпевших, свидетелей, подозреваемых, четверть которых в процессе следствия и судебного разбирательства изменяется, что порой приводит к «развалу» уголовных дел. Можно только предполагать, а для этого есть все основания, что причиной тому в значительной мере является воздействие на указанных участников процесса лиц, совершающих преступления, или их связей.

Потенциальные возможности современных достижений науки и техники в раскрытии и расследовании преступлений по разным причинам реализуются пока не в полной мере. В этой связи многие ученые- криминалисты и процессуалисты обращают внимание на недооценку возможностей технико-криминалистических методов и средств в процессе доказывания, на несовершенство правовой регламентации и организации их использования в указанных целях, на недостатки научно-методического обеспечения этой работы. Вместе с тем не вызывает возражений тот факт, что подобные методы и средства традиционно занимают ключевое место в системе средств доказывания, позволяя получить объективную, наглядную и убедительную розыскную и доказательственную информацию, наличие которой само по себе осложняет действия преступников по сокрытию и фальсификации доказательств, способствует выявлению, предупреждению противодействия расследованию преступлений.

Таким образом, исключительная и все возрастающая общественная опасность противодействия расследованию преступлений, нерешенные пока проблемы использования в целях его преодоления технико- криминалистических методов и средств, а в месте с тем противоречивая, дискуссионная трактовка таких проблем и путей их решения в теории криминалистики свидетельствуют о несомненной практической и теоретической актуальности темы данного исследования.

Криминалистическая техника и специальные познания в системе средств предупреждения и пресечения противодействия расследованию преступлений

 

Криминалистическая техника и специальные познания тесно взаимосвязаны, их развитие в историческом аспекте во многом взаимообусловлено. Однако специальные познания выступают как уголовно-процессуальная категория, включающая в себя значительно более широкий спектр познаний в различных областях науки, а соответственно, и возможностей в раскрытии и расследовании преступлений. В то время как криминалистическая техника является разделом всего лишь одной науки -криминалистики. Именно поэтому в литературе нередко можно встретить и такое понятие, как специальные криминалистические познания.

Вместе с тем криминалистическая техника традиционно выступает как базовая отрасль знания в развитии всех иных отраслей специальных познаний и такой формы их реализации в практике раскрытия и расследования преступлений, как судебная экспертиза. Формирование методологических основ общей теории судебной экспертизы, начиналось в рамках криминалистики, а точнее говоря, такой ее отрасли 
знания, как
криминалистическая экспертиза. В свою очередь, последняя рассматривается не иначе, как составная часть криминалистической техники.

Раскрытие и расследование преступлений представляет собой процесс собирания, исследования, оценки и использования доказательственной и розыскной информации, носителями которой являются как материальные, так и идеальные следы преступления. Обнаружение, изъятие и использование таких следов при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, как уже отмечалось, в значительной мере осуществляется с применением средств и методов криминалистической техники.

Следует отметить, что следователю или эксперту необходимо знать все научно-технические средства, независимо от того, в какой отрасли науки они разработаны и применяются, поскольку они могут быть использованы в целях решения задач по собиранию, исследованию и использованию криминалистически значимой информации в процессе доказывания. Специфика криминалистической техники заключается в методическом обеспечении ее использования. Фотоаппаратура, микроскопы, средства звуко-и видеозаписи становятся криминалистическими, поскольку они именно методически приспособлены к решению технико-криминалистических задач.

Необходимо сказать, что развитие криминалистики, как и любой другой науки непрерывно - это объективная закономерность. Соответственно изменяются и структурные составляющие криминалистической техники: как системы научных положений, так и собственно технико-криминалистические средства и методы, пищей для которых являются данные гуманитарных, естественных и технических наук, так как криминалистика - «единый сплав знаний, а не совокупность наук, и является наукой не комплексной … а синтетической природы».

Общая тенденция развития криминалистической техники в современных условиях научно-технического прогресса, что очень важно, характеризуется активным формированием технических методов и средств фиксации и исследования не только материальной, но и вербальной информации. Имеются в виду, прежде всего, средства звуко-, видеозаписи и современные экспертные методики исследования результатов их применения; получающие все большее признание в криминалистической теории и практике средства полиграфологии, позволяющие контролировать эмоциональное состояние человека, а соответственно достоверность показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого. Именно с такими, прежде всего научно-техническими, возможностями связывается дальнейшее совершенствование и тактики отдельных следственных действий (допроса, обыска, очной ставки и др.). Исключительное значение этого положения особенно зримо в контексте проблем выявления и преодоления противодействия расследованию. Иными словами, сегодня, как никогда ранее, очевидны не только потребность практики раскрытия и расследования преступлений в более активном и широком использовании научно-технических методов и средств, но и возможность удовлетворения такой потребности с учетом современных достижений науки и техники.

Результаты изучения уголовных дел свидетельствуют, что средства фотосъемки в целях фиксации доказательственной информации применялись лишь в 57% от их общего количества; менее, чем по каждому четвертому уголовному делу (24%) изготавливались отпечатки (слепки) следов преступлений; средства звуко-, видеозаписи использовались лишь при расследовании около 7% уголовных дел. В тоже время вербальная информация (наиболее «уязвимая» для субъектов противодействия) составляет содержание около 85% доказательств. В этих цифрах усматривается не формальный дисбаланс материальных и идеальных источников в розыскной и доказательственной информации в системе доказательств, а нечто более значимое - существенные резервы укрепления доказательственной базы по уголовным делам. При этом следует учитывать, что значительное число преступлений совершается тайно, преступники действуют конспиративно, не «на зрителя», что во многих ситуациях обусловливает дефицит вербальной информации (отсутствие очевидцев -возможных свидетелей). К тому же из числа выявленных очевидцев преступлений не все охотно идут на сотрудничество со следователем, проявляют готовность оказать ему помощь.

Материальные следы преступлений как результат реальных преступных действий остаются всегда. Более того попытки преступников уничтожить первоначальные следы преступлений (это тоже действия) неизбежно влекут образование новых еще боле «предательских» для них следов. Показателен в этом отношении следующий пример. Группа преступников в составе трех человек (все ранее судимые), действуя около года, совершила 18 квартирных краж. Преступники делали все возможное, чтобы «не наследить», применяли средства личной маскировки, перчатки, избегали встреч с посторонними и т.д. Однако при осмотре места происшествия по последней в их деятельности краже, следователь обратил внимание на явный запах одеколона (аналогичные случаи отмечались по некоторым кражам и ранее). Предположив, что одеколон использовался преступниками для исключения возможности применения служебно- розыскнои собаки, следователь принял решение тщательно осмотреть возможные пути отхода преступников с места преступления. В результате во дворе соседнего дома была обнаружена стеклянная бутылочка с детской соской на горлышке и с характерным запахом. На ней оказались следы пальцев рук одного из членов преступной группы Л.

В конечном итоге место и значение криминалистической техники в выявлении и преодолении противодействия расследованию предопределяется ее ролью, как и в целом специальных познаний, в процессе доказывания, в ходе которого уполномоченные на то государственные органы собирают, проверяют и оценивают доказательства, для того, чтобы правильно выяснить обстоятельства преступления, определить вину лиц, его совершивших. Доказывание, это «осуществляемая в установленном законом порядке деятельность органов предварительного расследования, прокурора и суда, а также участников процесса по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях правильного установления обстоятельств уголовного дела и выполнения задач уголовного процесса». «Доказывание достигается, познается и устанавливается при помощи доказательств, только через доказательства, посредством их».

В российском уголовном процессе исторически сформировались различные формы использования специальных познаний, а в известной мере реализации возможностей криминалистической техники в целях доказывания (судебная экспертиза, предварительные исследования, участие специалистов в проведении отдельных следственных действий и др.). Однако результаты реализации только одной из них (заключение эксперта) признаются в качестве источников доказательств. Такое положение не вызывало особых возражений и воспринималось как должное в советский период развития нашего государства, когда иной была преступность и превалировали иные методы и средства борьбы с ней.

Анализ процесса становления и развития института экспертизы, специалистов (сведущих лиц) в российском уголовном процессе однозначно свидетельствует о его постоянном расширении, обусловливаемом прежде всего негативными изменениями преступности. При этом следует учитывать, что экономические реформы, проводимые в нашей стране, создали благоприятные условия для использования достижений науки и техники не только для правоохранительных органов, но и (если еще не в большей мере) для криминальной среды. Перестало быть редкостью применение в преступных целях средств электронного наблюдения, компьютерной техники, прослушивания телефонных переговоров и т.п.

В настоящее время развития института экспертизы сопровождаются усилиями нашего государства и общества коренным образом реформировать всю систему судопроизводства, привести ее в соответствие с принципами демократии. При этом все более очевидна необходимость задействовать в уголовном процессе, в процессе раскрытия и расследования преступлений современные достижения научно-технического прогресса, соответственно, совершенствовать организационно-процессуальные формы их практической реализации.

Этому во многом способствуют активные разработки и внедрения в практику автоматизированных рабочих мест (АРМ) следователя, оперативного работника, сотрудника экспертно-криминалистического подразделения, позволяющих комплексно решать задачи по совершенствованию организации применения криминалистической техники. АРМ - это «проблемно-ориентированный комплекс методов и средств, обеспечивающий накопление, обработку, хранение и выдачу информации и образующий аппаратную систему». Применение АРМ дает возможность указанным лицам, формировать собственные базы данных, создавать предусмотренные нормативными актами необходимые документы, пользоваться банками данных различных уровней, что позволяет повысить качество работы по оформлению процессуальных и иных документов, сократить затраты рабочего времени и опять же - сроки расследования.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона, заключение эксперта должно быть логически обоснованным, содержать исчерпывающую информацию об объектах, материалах, методах и условиях проведения исследования, для последующей правильной оценки его следователем или судом. Составление экспертного заключения представляет собой достаточно трудоемкий и длительный процесс. Для упрощения этого процесса был создан базовый программный модуль «АТЭКС», который используется при составлении экспертного заключения, посредством внесения в него конкретного содержания, с учетом объектов и особенностей методики их экспертного исследования. Применение данного модуля, позволяет устранить наиболее распространенные ошибки субъективного характера, а также значительно сократить время затрачиваемое на составление экспертного заключения.

Примером в высшей мере продуктивного использования возможностей современных компьютерных технологий в решении технико- криминалистических задач является разработка автоматизированной баллистической системы «АРСЕНАЛ». С ее созданием решена одна из сложнейших и актуальнейших проблем технико-криминалистической практики — автоматизация ведения учета стреляных пуль и гильз, изымаемых на местах происшествий. Эта система обеспечивает получение высококачественной копии изображений поверхности указанных объектов, их хранение, обработку и пересылку по существующим системам связи; позволяет обрабатывать большие базы данных, во всяком случае в объемах федеральной (централизованной) пулегильзотеки.

Содержание криминалистической техники неразрывно связано не только с самими научно-техническими средствами и методами, но и со специальными познаниями, необходимыми для их применения.

Одной из основных форм использования специальных познаний в уголовном процессе является судебная экспертиза. Сущность ее заключается в исследованиях, в процессе которых сведущее лицо - эксперт сопоставляет материалы добытые органом расследования или судом, со своими специальными познаниями в соответствующих отраслях знания и на основе этих исследований формирует выводы, по вопросам, имеющим значение для дела.

По результатам исследования, эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источником доказательств. Соответственно, фактические данные, содержащиеся в нем являются доказательствами по уголовному делу. Особенностью использования специальных познаний при производстве экспертизы является то, что именно на основе применения специальных познаний эксперт получает знание неизвестных фактических данных, другими словами приходит к выводу о их существовании (или отсутствии).

Криминалистические и другие виды судебных экспертиз, являются важным средством получения фактических данных, свидетельствующих об умалчивании или дачи ложных показаний о тех или иных обстоятельствах преступного события, позволяют решить проблемы разоблачения инсценировок, уничтожения и маскировки материальных следов преступления и др.

Так например, посредством судебно-медицинской экспертизы живых лиц, возможно установление последовательности и механизма нанесения телесных повреждений, их способа и орудий, давность их наступления, в случаях: когда обвиняемый отказывается давать показания об этих обстоятельствах, а потерпевший в силу своего физического состояния не может о них рассказать; либо, когда имеются основания полагать об инсценировке нападения на охраняемый объект, при котором охраняемому лицу, якобы преступниками были нанесены телесные повреждения.

Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств позволяет выявить такие способы противодействия расследованию преступлений, как уничтожение следов (например, при попытке замывания следов крови в салоне автомашины), их маскировка (когда следы крови на стене дополняются различными красителями, чтобы придать им вид рисунка или узора), дача заведомо ложных показаний (при обнаружении в помещении, где было совершено убийство, опасной бритвы со следами крови и заявления свидетеля, что это следы его, полученные в результате порезов при бритье).

С помощью дактилоскопической экспертизы, можно определить, кто например, находился за рулем автомобиля в момент дорожно- транспортного происшествия, повлекшего человеческие жертвы, когда свидетель утверждает, что управлял машиной не он, а погибший; с помощью фоноскопической - лицо угрожавшее потерпевшему или свидетелю по телефону; баллистической - факт умаления роли конкретного лица в совершении преступления, при заявлении потерпевшего, что огнестрельное ранение им получено в результате собственного неумелого обращения с оружием.

От умелых действий специалистов, в ходе следственных действий зависит не только эффективность и результативность последних, но возможность обнаружения, а соответственно и пресечения фактов противодействия расследованию. Специалисты оказывают помощь в выявлении различных следов и предметов (например, в ходе осмотра места происшествия, кинолог со служебно-розыскной собакой может обнаружить спрятанные наркотические вещества, захороненный на садовом участке труп; при обыске, используя дефектоскоп или рентгеновскую установку, специалист может определить наличие тайника и др.), объяснении механизма образования следов (что например, даст возможность установить инсценировку несчастного случая или суицида при убийстве и в свою очередь уже на этом этапе, выдвинуть следственные версии и определить тактику и очередность последующих следственных действий). Участие специалиста, также позволяет точно и грамотно описать обнаруженные доказательства в протоколе соответствующего следственного действия, а также может заключаться в производстве фото- и видеосъемки, составлении планов и схем, изготовлении слепков и копий следов и др. - деятельности, определяющей не только полноту собранных материалов, но и их использование в качестве средств доказывания по уголовному делу.

Подводя итог изложенному, следует отметить, что криминалистические методы и средства при современном уровне их развития обладают несомненно более широкими потенциальными возможностями в части собирания и исследования доказательств, по сравнению с реально реализуемыми в практике раскрытия и расследования преступлений и особенно в процессе доказывания. Вместе с тем, обладая рядом несомненных достоинств, предопределяющих быстроту и полноту, объективность и достоверность фиксации розыскной и доказательственной информации, а затем и ее последующего исследования, использования, такие методы и средства, по нашему убеждению, должны занимать более значимую роль в общей системе средств доказывания. В этих целях, помимо проблем организации и правового регулирования применения криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений (о чем будет идти речь в следующем параграфе), очевидна и такая проблема, как дальнейшая дифференциация форм использования специальных познаний в уголовном процессе. Имеется в виду, признание в уголовно- процессуальном законодательстве, возможно с учетом различных форм предварительного расследования, доказательственного значения результатов предварительных исследований, проверок по оперативно- справочным и иным криминалистическим учетам.

 

Использование криминалистической техники в целях предупреждения и пресечения противодействия расследованию преступлений при производстве первоначальных следственных действий

 

В подавляющем большинстве случаев, при совершении уголовно наказуемых деяний, преступник стремиться избежать ответственности за содеянное. Его жизненный и преступный опыт, а также упущения и недоработки следственных органов в раскрытии и расследовании преступлений, способствуют осуществлению замыслов преступника для достижения этой цели (совершение действий по сокрытию следов преступления; воздействие на свидетелей и потерпевших, субъектов расследования и др.). Краткосрочность сохранения материальных следов преступления в их первозданном виде, определенные трудности в их обнаружении, участившиеся случаи дачи заведомо ложных показаний, как со стороны подозреваемых, так и со стороны свидетелей, потерпевших на первоначальном этапе расследования, вызывают явную потребность в использовании средств и методов криминалистической техники.

Их применение, дает возможность «повысить качество доказательственной информации, придать ей наглядность, сохранить ее в таких формах, которые позволяли бы работать с ней, перемещая носителей информации во времени и пространстве». Уже на этом этапе расследования преступлений с помощью криминалистической техники могут быть выявлены факты уничтожения, фальсификации, инсценировки следов преступлений. Тем самым, создаются условия, позволяющие не допускать осуществление отдельных способов противодействия, выявления и пресечения других, а также база для нейтрализации таковых на последующем этапе расследования.

Задачами, решаемыми при производстве первоначальных следственных действий являются: собирание и процессуальное закрепление всех фактических данных; ориентирование следователя в обстоятельствах происшедшего события; уяснение фактов, подлежащих исследованию по делу и определение на их основе исходных данных для планирования дальнейшего расследования; установление, розыск и задержание преступника по горячим следам. Деятельность субъектов расследования, на этапе первоначальных следственных действий характеризуется «максимальной оперативностью, в большинстве случаев массированностью, неотложностью. На этом этапе главный определяющий фактор - время».

Отправной точкой процесса расследования в целом, а также предупреждения и пресечения противодействия ему, в частности, является такое следственное действие, как осмотр места происшествия. Именно в его результате создается, если так можно сказать, материальная база будущих доказательств.

Наряду с другими, задачей осмотра места происшествия, в контексте рассматриваемой проблемы, выступает - установление и закрепление признаков, свидетельствующих об уничтожении, утаивании, маскировки следов преступления, а также инсценировки события некриминального характера или другого преступления.

Следует заметить, что все способы сокрытия преступления требуют затраты определенного времени на их выполнение. Однако, во многих случаях, преступник осуществляет подобные действия уже после совершения преступления и потому испытывает явный дефицит времени. Вследствие чего, это отражается на неполноте или небрежности применяемых им способов сокрытия преступления и, в свою очередь, способствует обнаружению их признаков. Более того, следует учитывать общий психологический настрой преступника - достижение желаемой цели преступления. Все остальное для него в момент и после совершения преступления не имеет глубокого смысла, в том числе уничтожение или фальсификация следов преступления. К тому же многие из них (следов) просто не доступны его восприятию, но могут быть обнаружены с применением специальных технических средств.

Так например, ультрафиолетовые осветители и электронно-оптические преобразователи позволяют обнаружить слабовидимые или невидимые потожировые следы рук и босых ног, пятна крови, следы выстрела и др. При косопадающем освещении, возможно обнаружение последствий события преступления. При этом следует иметь в виду, что любые манипуляции со следами преступлений (уничтожение, фальсификация и т.п.) всегда сопряжены с определенными действиями, которые характеризуются последствиями, то есть образованием порой еще более «предательских» следов преступлений.

Особое внимание в ходе осмотра места происшествия следует уделять негативным обстоятельствам, то есть противоречащим «имеющемуся в момент осмотра объяснению фактов, версии потерпевшего, подозреваемого». Их роль весома при разоблачении различного рода инсценировок, в отработке версий относительно фальсификации конкретных фактов, совершения преступления в другом месте и т.д. Так, при обнаружении трупа с многочисленными резаными ранами, негативным обстоятельством будет выступать отсутствие крови под ним; по делу о краже - отсутствие каких-либо следов на подоконнике, если потерпевший утверждает, что преступник проник через разбитое окно или наличие определенных следов, которых не должно быть, судя по заявлению потерпевшего.

При расследовании хищений материальных ценностей с охраняемых объектов, субъекты противодействия нередко прибегают к такому способу сокрытия преступления, как инсценировка нападения на объект. Тщательное проведение осмотра места происшествия позволяет выявить факты, на основании которых возможно установление характера и механизма происшедшего события и воссоздание общей картины случившегося. Из тактических соображений, объяснения от пострадавшего следует получить еще до начала производства следственного действия, с целью их проверки в ходе проведения последнего. При сообщении пострадавшим, что ранение им было получено в результате нападения, при осмотре места происшествия необходимо особое внимание обратить на факты, свидетельствующие об этом. С помощью криминалистической техники осуществляется поиск стрелянных гильз, пуль, брошенных преступниками иных орудий преступления, случайных предметов, различных следов (борьбы, крови и ее замывания, обуви, орудий взлома и др.). Об инсценировке вооруженного нападения на охраняемый объект, будет свидетельствовать отсутствие указанных следов на месте происшествия. Применяемая для этого техника весьма обстоятельно описана в криминалистической, в том числе учебной литературе.

Предположение об инсценировке преступления может быть выдвинуто и в результате несоответствия места нахождения нападавшего и произведшего выстрел (о чем заявлял пострадавший) и установленной траекторией полета пули, якобы причинившей ранение. Для установления данного факта, рекомендуются различные методы визирования траектории полета пули по повреждениям от нее на преграде. Однако наиболее совершенный из них метод лазерного визирования с помощью специально разработанного для этого прибора «Лазекс». Лазерный луч направляется из предполагаемого местонахождения стрелявшего и, проходя через повреждение в преграде, высвечивает точку поражения пули. Если имеются повреждения в двух преградах (например, двойная оконная рама), то с помощью «Лазекса» возможно установление точного места, с которого был произведен выстрел, а также зону поражения. В конечном итоге это позволяет сделать вывод о возможности получения огнестрельного ранения (или об отсутствии таковой) в условиях, о которых рассказал пострадавший.

Об инсценировании преступления будут свидетельствовать и обнаруженные на месте происшествия различные предметы, являвшиеся преградой для «удержания» следов выстрела, позволяющих определить его дистанцию. Подобными преградами могут выступать кусок ткани, одеяло, пальто, перчатка и т.п. Частицы пороха, пояски обтирания остаются на таких предметах, что само по себе уже свидетельствует о попытках преступников ввести следствие в заблуждение. Для решения таких задач при осмотре места происшествия используются электронно-оптический преобразователь, инфракрасный и ультрафиолетовый излучатели. При обнаружении стрелянных пуль, гильз уже на месте происшествия может быть ориентировочно решен вопрос о виде и модели огнестрельного оружия.

В одной из анкет опроса следователей, был описан случай, когда потерпевший, которому на охоте было причинено огнестрельное повреждение, дал показания о том, что это произошло в результате собственного неумелого обращения с оружием. Однако место повреждения (сбоку в левое бедро) и обстоятельства его нанесения (по рассказу потерпевшего) давали основания усомниться в правдивости этих показаний. К тому же осмотр ранения и одежды пострадавшего свидетельствовал, что выстрел был произведен с дальнего расстояния.

Мотивами дачи такого рода показаний, как правило, выступают чувства родственных или близких отношений, любви, сострадания, жалости, а также стремление к обогащению, когда виновный предлагает за подобные «услуги» денежное вознаграждение, что и наличествовало в описанном выше случае. Преодолению такого вида противодействия расследованию способствуют результаты осмотра места происшествия, обнаружения, предварительного исследования (что невозможно без криминалистической техники) как отдельных следов, так и их общей «картины». Очень важно, чтобы оценка результатов этой работы осуществлялась в совокупности с вербальной информацией по существу события преступления, полученной от потерпевшего и возможных очевидцев.

В любом случае осмотра места происшествия оказываются просто незаменимыми технические средства фиксации как процесса этого следственного действия, так и его результатов. Прежде всего имеются в виду средства фотосъемки и видеозаписи. В ряде случаев только с их помощью обеспечивается и фиксация, и последующая сохранность следов преступлений. Например, при обнаружении следов рук на жирной поверхности, когда следокопировальные пленки или порошки оказываются непригодны, только фотосъемка этих следов позволяет обеспечить их приобщение к уголовному делу и последующее экспертное исследование.

Фотосъемка и видеозапись дают возможность запечатлеть не только особенности или определенные признаки следов, но и их взаимное расположение, что нередко имеет самостоятельное розыскное и доказательственное значение, позволяют на основе всех материалов осмотра составить четкое представление о последствиях события преступления и соответственно учитывать их при построении и проверке версий. Фотоснимки, видеозапись могут быть эффективно использованы и для преодоления лжесвидетельства. Необходимость применения видеозаписи на месте происшествия возникает в тех случаях, когда нужно запечатлеть сложную и разнообразную обстановку произошедшего события, а равно устранить в короткие сроки его последствия (что несомненно связано с изменением первоначального вида обстановки). Такая необходимость, например, возникает при осмотре места дорожно-транспортного происшествия.

С использованием измерительных средств, в масштабе, фиксируются относящиеся к происшествию выявленные следы и предметы: следы торможения, скольжения, юза транспортного средства; следы обуви пострадавшего, его волочения; отдельные части автомашины, преграды и др. Посредством установления их размеров, локализации, расстояния относительно друг друга возможно определение: скорости движения транспортного средства, начала торможения, исправности его тормозной системы, направление движения пострадавшего и других обстоятельств, имеющих значение для дела.

При осмотре транспортных средств, следует запечатлеть показания на приборной панели, положение ручного тормоза и рычагов управления, а также предпринять меры к установлению и фиксации механических повреждений автомобиля, следов крови на его кузове, частиц одежды пострадавшего.

Различные следы и предметы на месте происшествия снимают вначале общим планом, потом фрагментарно и детально. Плавная смена планов, происходит благодаря возможности изменения расстояния до фиксируемого объекта с параллельной автоматической наводкой на резкость. Подобные функции видеокамер, позволяют «привязать» объект, зафиксированный крупным планом, к окружающей обстановке или выделить его из последней. Что в свою очередь, дает возможность наглядно убедиться всем участникам уголовного процесса в объективности производства данного следственного действия, а также служит действенным средством для пресечения дачи ложных показаний при демонстрации материалов видеозаписи в ходе допроса.

В большинстве случаев, на первоначальном этапе расследования возникает необходимость в производстве такого следственного действия, как допрос потерпевшего, свидетелей, подозреваемого. Сущность его выражается в получении от допрашиваемого лица сведений об известных ему фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Это одно из самых распространенных следственных действий. По данным ряда исследований, на его проведение следователи затрачивают около четверти всего своего рабочего времени. Однако, как нами отмечалось ранее, средства криминалистической техники (звуко- и видеозапись) при его производстве на практике применяются относительно редко. Между тем, использование например, звуко- и видеозаписи при допросе, открывает довольно широкие возможности для предупреждения и пресечения отдельных видов противодействия расследованию. Это позволяет следователю проанализировать полученные показания и сделать соответствующие выводы, поскольку только интонация речи «по своей смысловой роли настолько самостоятельна, что независимо от формального значения слов она может определить истинный смысл фразы… Поэтому важно не только уметь услышать, но и уметь вслушаться в повествование». Что при допросе без применения звукозаписи не всегда возможно.

Случаи целесообразности применения звуко- и видеозаписи при производстве допроса, достаточно полно освещены в криминалистической литературе. Применительно к проблеме преодоления противодействия расследованию, звуко-, видеозапись целесообразно использовать:

1 . При явке лица с повинной. В данном случае, лицом сообщается много подробностей, касающихся отдельных обстоятельств происшедшего события.

В дальнейшем, выступая уже в роли обвиняемого, по тем или иным причинам, лицо может сожалеть о своей открытости и предпринимает попытки умалить свою роль в содеянном, излагая свои показания в «нужном» ракурсе. Так, на первоначальном допросе С. сообщил, что он пришел на квартиру своей знакомой В., которая спала и на почве ревности, нанес ей молотком несколько ударов по голове. Выйдя из дома В., он забросил молоток на крышу одного из гаражей, расположенного неподалеку гаражного кооператива. Впоследствии узнав, что В. осталась жива, С. заявил, что не знает ни о каком молотке, отказывается от своих показаний, и что вообще он себя оговорил. На что резонно ему был задан вопрос - как он узнал о молотке и что он находится на крыше гаража? С. ответил, что о молотке и месте его нахождения он узнал случайно - находясь в следственном изоляторе, услышал об этом из разговора сотрудников милиции. Следователь воспроизвел С. магнитную запись его первого допроса. Прослушав ее, С. изменил свою позицию и подтвердил свои первоначальные показания.

В этой связи, необходимо отметить, что не следует придавать «царице доказательств» приоритетного значения. В любом случае, зафиксировав посредством звуко- и видеозаписи признание лица в совершении им преступления, следователь должен предпринять комплекс мер, направленных на проверку таких показаний и оценивать их только в совокупности с другими, собранными по делу доказательствами. Иначе, «невиновный человек при этом лишается возможности отказаться от вынужденного признания: звукозапись все время возвращает его к признанию, напоминанию, что он сам рассказал о совершенном преступлении»2.

2. При допросе несовершеннолетних. Целями такого применения звуко- и видеозаписи являются: предупреждение случаев оказания на несовершеннолетнего влияния со стороны взрослых, заинтересованных в исходе дела лиц, для изменения первыми своих показаний; создание возможности оглашения показаний несовершеннолетнего, когда из этических и тактических соображений, проведение очной ставки между ним и взрослыми участниками уголовного процесса нецелесообразно.

При производстве допроса несовершеннолетних с применением звуко- и видеозаписи магнитофон (видеокамеру) необходимо установить таким образом, чтобы он был вне прямого поля зрения допрашиваемого. В противном случае, внимание несовершеннолетнего может быть приковано к работающей технике, что отвлечет его от непосредственного предмета допроса. Из этих соображений, магнитофон следует расположить на стуле, возле стола или в письменном ящике последнего, используя при этом портативный выносной микрофон, а видеокамеру - сбоку от участников.

Допрос несовершеннолетних желательно проводить в форме беседы, учитывая при этом индивидуальные психологические особенности допрашиваемого. Вначале ее, следует поговорить о нейтральных событиях, которые ни коем образом не должны вызвать желание несовершеннолетнего оградиться от контакта со следователем. В ряде случаев, необходимо затронуть тему интересующую допрашиваемого, его увлечения и т.п. Целями начального этапа беседы должны быть: снятие психологического напряжения несовершеннолетнего, установление с ним психологического контакта, который является «важнейшим условием перехода от конфликтной ситуации к бесконфликтной и как следствие этого к получению правдивых показаний»1.

Само по себе, использование звуко-, видеозаписи при допросе, создает определенные предпосылки к необходимости быстрой реакции на вопрос допрашивающего. Однако, в силу своего возраста, не до конца сформировавшихся черт характера, психики, несовершеннолетние
могут
теряться и соответственно допускать длительные паузы перед своим ответом, а также давать путанные объяснения. Поэтому, следует придерживаться размеренного темпа допроса, дать достаточно времени, для обдумывания допрашиваемым заданных ему вопросов. Необходимо также критически относиться к такого рода паузам и невразумительным ответам несовершеннолетнего подозреваемого. Так как в ряде случаев, это может быть вызвано неожиданностью для несовершеннолетнего, приглашение его на допрос к следователю в таком качестве (если он действительно невиновен) или естественными психофизиологическими чертами личности (даже когда он стремится дать правдивые показания).

Одним из тактических приемов, направленных на преодоление лжепоказаний несовершеннолетних подозреваемых уже на первом допросе, является воспроизведение звуко-, видеозаписи правдивых показаний соучастников преступления. Особенно эффективным такой прием будет в случае, если правдивые показания исходят от взрослого соисполнителя преступления, а также лица, к которому несовершеннолетний испытывает чувства товарищества или уважения. Думается, что подобный прием вполне допустим при допросе несовершеннолетнего, так как он базируется лишь на его неосведомленности о характере показаний иных соучастников.

Выбор того или иного приема при допросе несовершеннолетнего с использованием звуко-, видеозаписи, определяется многими факторами: следственной ситуацией; возрастной группой лица; в зависимости от того, что лежит в основе дачи им ложных показаний (боязнь привлечения к уголовной ответственности, страх перед взрослыми соучастниками) и др. Поэтому при применении конкретного тактического приема, указанные обстоятельства должны быть в обязательном порядке учтены.

З. При допросе лиц, находящихся в тяжелом болезненном состоянии. К данной категории, следует отнести лиц, чье физическое состояние может стать препятствием для дальнейшего их участия, как в 
процессе
предварительного расследования, так и в судебном рассмотрении уголовного дела. Это прежде всего потерпевшие (получившие телесные повреждения), а также свидетели, страдающие тяжелыми формами заболеваний (находившиеся в таком состоянии при совершении преступления и остающиеся в нем или заболевшие, непосредственно после него).

В условиях болезненного состояния допрашиваемого, применению звуко-, видеозаписи в ходе допроса должна предшествовать определенная подготовка, в техническом и методическом плане. Подбирается устройство записи, намечается план допроса, формулируются конкретные вопросы (желательно в краткой форме, учитывая состояние лица), определяется их последовательность. Относительно предполагаемых вопросов, следует предусмотреть, чтобы среди них не было наводящих вопросов или же таких, которые могут вызвать негативную эмоциональную реакцию допрашиваемого и соответственно - отрицательно сказаться на его самочувствии. Необходимо также, согласовать оптимальные сроки продолжительности допроса с лечащим врачом.

Первоочередной задачей следователя непосредственно при допросе, является убеждение допрашиваемого в необходимости дачи им полных и правдивых показаний . Так как находясь именно в таком уязвимом положении, потерпевший или свидетель, опасаясь неблагоприятных последствий в отношении себя или своих близких, со стороны заинтересованных в исходе дела лиц, могут умолчать о тех или иных обстоятельствах события или представить их в ином свете.

Значение показаний указанных лиц, зафиксированных с использованием звуко-, видеозаписи, определяется не только тем, что дальнейшее истребование сведений от них, в ряде случаев просто невозможно (в силу ухудшения физического состояния или смерти лица), но и тем, что тщательное изучение их содержания и эмоционального фона, поможет следователю выдвинуть новые предположения, относительно конкретных обстоятельств преступления (при протоколировании такая возможность отсутствует). Кроме того, воспроизведение звуко-, видеозаписи может служить эффективным средством для преодоления умолчания об определенных фактах или дачи ложных показаний со стороны подозреваемого (обвиняемого), свидетеля (когда они предполагают, что лицо, чьи показания им будут воспроизведены, не сможет опровергнуть их заявления, в силу тяжелого физического состояния, либо смерти).

4 . При допросе с участием переводчика. Звуко-, видеозапись допроса в данном случае применяется для того, чтобы предупредить возможность переговоров между допрашиваемым лицом и переводчиком, на языке которым не владеет следователь, так как переводчик, по тем или иным причинам (подкуп, угрозы со стороны соучастников преступления) может быть заинтересован в результатах допроса. По тем же причинам, переводчик может исказить истинный смысл информации допрашиваемого лица. Звуко-, видеозапись допроса, позволит в дальнейшем проверить, насколько правильно был сделан перевод. Помимо этого, могут иметь место случаи, когда допрашиваемый ссылается на то, что показания отраженные в протоколе допроса он не давал, в силу неверного перевода. Звуко-, видеозапись показаний, сможет опровергнуть подобного рода утверждения.

Использование определенного тактического приема, в ходе допроса с применением звуко-, видеозаписи, также является прерогативой следователя. Так, само применение звуко-, видеозаписывающей техники, освобождает следователя от необходимости непосредственно при получении от допрашиваемого имеющей для дела информации делать отдельные записи в протоколе, тем самым позволяет определить и поддерживать «нужный» темп допроса. Например, ускоренный темп вполне эффективен для предупреждения и пресечения дачи ложных показаний. При таком темпе допроса с использованием неожиданных для допрашиваемого детализирующих, уточняющих вопросов, с предъявлением различного рода доказательств, он сталкивается с нехваткой времени, необходимым для тщательной проработки своей позиции, осмысления правдоподобных ответов на поставленные вопросы. Негативным психологическим моментом для допрашиваемого, являются также и явно затягивающиеся паузы, с его стороны, фиксирующиеся к тому же на пленку. Действующие в совокупности, эти факторы вынуждают допрашиваемого дать правдивые показания, либо вступить в еще большие противоречия, отказаться от которых его вновь вынудят дальнейшие, неожиданные вопросы.

Фиксируя посредством звуко-, видеозаписи, тот момент, когда допрашиваемый изменил свою позицию и стал давать правдивые показания, свидетельствует и об объективности их получения. Воспроизведение звукозаписи в судебном заседании, позволяет установить, в какой обстановке и добровольно ли лицо дало соответствующие показания.

Сошлемся на показательный в этом отношении, хотя и отрицательный пример. Была совершена кража из парикмахерской. Преступник проник в нее через форточку. При осмотре места происшествия на стекле форточки были изъяты следы пальцев руки. Через несколько дней у рынка был задержан подросток С, продававший такие же вещи, как и похищенные в парикмахерской (электроприборы, духи, одеколон и т.д.). Эксперт дал заключение, что следы пальцев руки оставлены на форточке задержанным С. Последний сознался в совершении кражи, но на суде отказался от этих показаний, заявив, что дал он их по принуждению, а следы пальцев руки оставил, когда накануне кражи ходил в парикмахерскую подстригаться и по просьбе кого-то из посетителей закрыл форточку, чтобы не было сквозняка. Суд вернул дело на доследование.

Тактическая ошибка следователя заключалась в том, что он не допросил С. перед тем как предъявлять ему заключение эксперта, а в частности, не выяснил у него пользовался ли он услугами этой парикмахерской, когда он был там последний раз, что делал, подходил ли к окну и т.д. А если бы этот допрос был зафиксирован еще и на видеопленку, как и последующие, очевидно, у суда не возникло бы сомнения в части достоверности именно первичных показаний С.

При производстве допроса с использованием звуко-, видеозаписи, следователь в качестве одного из тактических приемов может преднамеренно допускать определенные неточности в формулировке отдельных вопросов, касающихся конкретных обстоятельств происшедшего события. Отвечая на такие вопросы, допрашиваемый поправляет следователя и уточняет определенные факты. Фиксация такого допроса с помощью звуко-, видеозаписи, исключает возможность заявления допрашиваемого о том, что он говорил со слов следователя или давал показания в результате воздействия на него со стороны последнего. Воспроизведение же звуко-, видеозаписи будет свидетельствовать о том, что обстановка, в которой протекал допрос, была спокойной и деловой1.

В тоже время, в следственной практике встречаются и такие случаи, когда обвиняемый давал правдивые показания (и они были зафиксированы с помощью звукозаписи), а затем (в основном, уже в ходе 
судебного
разбирательства) заявляет, что такие показания им были даны вынужденно, по причине физического или психологического воздействия на него, со стороны следователя или оперативных работников.

В ряде случаев, может возникнуть необходимость в воспроизведении лицу, на первом допросе, показаний иных участников уголовного процесса (подозреваемого, свидетеля, потерпевшего), допрошенных ранее. Это довольно действенный тактический прием, для изобличения в лжесвидетельстве и формирования в целом позиции допрашиваемого на дачу правдивой информации, но только при умелом и своевременном его применении, требующем определенной подготовки, в том числе и технического характера. В целях недопущения передачи допрашиваемому лицу информации в большем объеме, чем это требуется, исходя из тактических соображений, следователю необходимо предварительно определиться с допустимыми пределами воспроизводимых показаний, а также с их последовательностью. Оптимальным вариантом такой подготовки к допросу, является перезапись выбранных участков видеопленки или фонограммы того или иного лица, на отдельную кассету, и именно в той последовательности, в которой она предполагается быть воспроизведенной допрашиваемому. В противном случае, следователь вынужден будет искать нужную для воспроизведения запись (и по неосторожности может «засветить» информацию, оглашение которой недопустимо в сложившейся следственной ситуации), что будет свидетельствовать о его неподготовленности к следственному действию и тем самым уменьшится эффективность последнего.

Следует также учесть, что при звуко-, видеозаписи допроса подозреваемого (обвиняемого), он может прибегнуть к созданию такого рода обстановки допроса, которая подтверждала бы его последующее заявления о том, что в отношении него применялись меры физического или психического воздействия. Это могут быть своеобразные жесты, движения тела, мимика подозреваемого (обвиняемого) или издаваемые им звуки (кряхтение, тяжелые вздохи, вскрикивания, кашель, хлопанье ладонями и т.п.). Хотя следует отметить, что при видеосъемке допроса, такое поведение подозреваемого (обвиняемого) теряет всякий смысл.

В отличие от звукозаписи, применение видеосъемки в ходе допроса позволяет зафиксировать невербальные реакции допрашиваемого на тот или иной вопрос. Такие реакции выражаются в виде: учащенного моргания, облизывании или прикусывании губ, подергивания различными частями тела (ногой, головой), потливости, изменения позы тела, теребления руками сигареты или зажигалки и др. Подобные действия носят непроизвольный характер, они отражают общее состояние допрашиваемого и его отношение к окружающей обстановке.

Распознание значения мимических реакций, жестов и т.п., их анализ при просмотре видеозаписи допроса (возможно с участием психолога) дает возможность сделать вероятностные предположения об истинности или ложности данных показаний, в отношении определенных обстоятельств и фактов расследуемого события или всего предмета допроса, наметить последующие следственные действия и тактику их проведения.

Такое следственное действие как освидетельствование, носит ярко выраженный временной характер, так как затягивание времени с его проведением, может вызвать видоизменение либо исчезновение, находящихся на теле человека следов преступления. Своевременное проведение освидетельствования и соответственно обнаружение на теле освидетельствуемого различных повреждений (полученных при совершении преступления), частиц крови, краски и других веществ с места происшествия, каких-либо примет преступника (сообщенных потерпевшим) существенно снижает эффективность применения им (или лицами заинтересованными в исходе дела: соучастниками, подкупленными свидетелями) таких видов противодействия расследованию как, дача ложных показаний, заведомо ложное сообщение, оговор невиновного, а порой и вообще - вынуждает указанных лиц, отказаться от такого рода действий и дать правдивые показания. Кроме того, по результатам освидетельствования, следователем может быть выдвинута версия и об имевшей место инсценировке события.

Поиск тех или иных следов, на теле освидетельствуемого, в обязательном порядке должен осуществляться с учетом вида и механизма совершенного деяния. Так, если при совершении преступления применялось огнестрельное оружие, у подозреваемого следует осмотреть кисти рук, на которых, с использованием электронно-оптического преобразователя могут быть выявлены следы сажи или копоти. Если например, по данному делу, в ходе осмотра места происшествия были установлены негативные обстоятельства, свидетельствующие о возможной инсценировке вооруженного нападения на охраняемый объект (когда пострадавший заявляет, что он не применял свое оружие или, что такового у него нет) целесообразно провести освидетельствование пострадавшего. Наличие на его руках следов выстрела, подтвердит версию об инсценировке.

В ряде случаев, может возникнуть необходимость в фиксации следов преступления на теле человека с использованием технических средств. Например, при необходимости судебно-медицинского освидетельствования и отсутствия соответствующего специалиста (из-за удаленности населенного пункта), а также невозможности транспортировки лица, в силу его тяжелого физического состояния или погодньгх условий. Изучение фотоснимков, на которых запечатлены телесные повреждения, степень их локализации, могут привести к выводу о том, что лицо само могло нанести подобные ранения. Например, в случае сокрытия убийства, когда «потерпевший» утверждает, что они были получены в результате нападения на него и нападавший погиб при необходимой обороне.

Целесообразно применение фотосъемки и при освидетельствовании свидетелей и потерпевших, подвергшихся физическому воздействию со стороны лиц, заинтересованных в изменении первыми своих показаний. Значение фотосъемки в данном случае, помимо самой фиксации следов преступления, состоит в том, что она может быть применена как психологическое средство воздействия на виновных при их допросах, к тому же «…наличие таких фотографий в деле позволит суду наглядно представить ситуацию воздействия, сделать объективный вывод о личности воздействующего лица, его общественной опасности».

В числе первоочередных, может выступать и такое следственное действие, как обыск. С позиции преодоления противодействия расследованию преступления, целью его производства, является выявление и пресечение утаивания носителей информации о совершенном преступном деянии. Обыск также способствует осуществлению деятельности по возмещению ущерба и обеспечению конфискации имущества.

Для того, чтобы обыск был результативным, нужно иметь максимальное представление о характерных признаках искомых объектов и их свойствах (материал, размеры, внешний вид, способность видоизменяться с течением времени и др.), поскольку от этого зависит именно целенаправленное обследование возможных мест укрытия, и что особенно значимо - набор соответствующих технических средств, необходимый для обнаружения этих объектов, так как порой, только применение конкретного средства криминалистической техники, может привести к искомому предмету. Например, для поиска предметов, обладающих способностью притягиваться к магниту (огнестрельное и холодное оружие, орудия взлома и т.п.) применяются магнитные искатели. Для обнаружения объектов, изготовленных из металлов, не обладающих такой способностью (антикварные изделий из бронзы, латуни; ювелирные украшения из золота или серебра и т.п.) используются металлоискатели индукционного типа.

Источниками сведений об объектах, могут выступать материалы осмотра места происшествия, показания различных лиц, консультации специалистов, оперативные данные и др.

В целях определения относимости, найденного в ходе обыска предмета к делу, следует использовать фотоснимки искомых объектов или их следов. Это могут быть например, фотоснимки следов орудий взлома, либо следов обуви предполагаемого преступника, сделанные при осмотре места происшествия; одновидовых, похищенных предметов (из одной партии выпуска); частей отыскиваемых предметов и т.п. При этом необходимо учитывать, что преступником могут быть предприняты меры к видоизменению этих предметов (в практике имел место случай переплавки ювелирных украшений из золота в виде молотка, с последующей его покраской).

В процессе производства обыска, деятельность по обнаружению скрываемых объектов, сводится в основном к выявлению демаскирующих признаков различного рода тайников. А характер тайника, как правило, зависит от свойств скрываемых в нем объектов, от склонностей лица, его профессиональных навыков и умений, способностей к изобретательству, фантазии. Поэтому, данные обстоятельства, тоже необходимо принимать во внимание.

Демаскирующими признаками могут выступать: засохшие комнатные растения в цветочных горшках; следы недавней покраски стен и их штукатурки; неокрашенная шляпка гвоздя на белом подоконнике и пятна грязи вокруг нее, свидетельствующие о неоднократном вытаскивании гвоздя из подоконника (при нахождении под последним укрытия); более высокий звук в определенном месте, при простукивании мебели или стены по сравнению с другими их частями, говорящий о некой пустоте и др. Однако, только часть подобных признаков может быть выявлена, и соответственно обнаружен тайник, без использования средств криминалистической техники.

Так, применение ультрафиолетовых осветителей, позволяет установить некоторые признаки маскировки тайников. В зависимости от разного времени эксплуатации составляющих частей тайника, неоднородных его материалов и ничем внешне не выделяемого из окружающей обстановки, он может быть обнаружен в силу различного люминесцентного свечения его компонентов.

Тайники, замаскированные таким образом, что демаскирующие их признаки отсутствуют, можно обнаружить с помощью рентгеновских аппаратов (например, рентгеновских флюроскопов ФП-1, ФП-2)1.

Следует отметить, что эффективность рентгеновских установок ограничена как толщиной, так и материалом преграды, отделяющей тайник от внешнего мира. В силу этих причин, для измерения толщин объектов из черных или цветных металлов: газовых баллонов, паровых котлов (в том числе и работающих под давлением), различных сосудов и емкостей, предназначен ультразвуковой толщиномер AT 1209. Так, с его помощью может быть установлен тайник, находящийся например, в топливном баке автомобиля.

Имелись случаи, когда с целью сокрытия трупа, он заливался жидким бетоном (на полу подвала гаража). Место его захоронения, может быть обнаружено на основании установления разных толщин между частями тела и уровнем заливки бетона, с помощью толщиномера. Он также применим и для исследования кирпичных или бетонных стен (облицованных деревянными, пластиковыми панелями и визуальным методом признаков тайника не обнаруженных). Сопоставляя толщины различных участков стены или потолочного перекрытия, возможно обнаружение тайника, предназначенного например, для хранения похищенных ювелирных изделий, а также вход или лаз в скрываемое помещение, используемое для содержания насильно удерживаемых лиц, либо нахождения разыскиваемого преступника.

Для определения места нахождения на обыскиваемом объекте, указанных категорий лиц и не дающих о себе знать (первые - по причине введения в их организм например, снотворного; последние - по вполне понятным причинам) может быть использован неохлаждаемый тепловизор ТН-3. Принцип его действия основан на установлении теплоизлучения тела человека.

Возможность обнаружения тайников и скрываемых предметов в труднодоступных местах предоставляют эндоскопы. Их применение путем визуального осмотра позволяет исследовать различные полости (в том числе и светоизолированные), механические агрегаты и устройства, вытяжные воздушные отводы в помещении, печные и сточные трубы, складированные бревна и т.п. Целесообразно использование эндоскопов и при обыске транспортных средств, где наличие труднодоступных зон особенно велико: торпедо, моторный отсек, декоративные панели дверей и потолка, пороги и другие полости кузова.

При обыске на открытой местности, как и в помещении, особое место должно быть уделено демаскирующим признакам. О наличии тайника, находящегося в грунте могут свидетельствовать: бугры или впадины, взрыхленная земля, различный оттенок почвы (в силу изменения ее слоев), увядшая трава или насаждения (по причине повреждения их корней) и др. В зависимости от искомого объекта, применяется тот или иной вид поисковой техники.

С целью обнаружения закопанных трупов, используются приборы «Электрощуп» или «Поиск». Работа «Электощупа» базируется на принципе появления электромагнитных волн при установлении биологического распада веществ и по изменению электротока, можно судить о месте нахождения скрытого трупа. «Поиск», основан на фиксации газообразных продуктов разложения трупа, что отражается на специальном индикаторе.

Особое значение, при обнаружении тайников, приобретает выявление и закрепление различных следов (рук, крови, волокна одежды) на внешних частях хранилища и непосредственно на самих скрываемых объектах. Поскольку, наличие таких следов, в дальнейшем позволит доказать причастность субъекта противодействия как к тайнику, так и к предметам, находящимся в нем.

Динамические процессы обыска: обнаружение тайника, изъятие из него укрытых предметов и вещей, а также выявление на них различных следов преступника, целесообразно фиксировать с помощью видеозаписи. Закрепленные таким образом действия, дадут возможность наглядно удостовериться в объективности собирания доказательств в ходе производства обыска и сведут на нет заявления виновного о фальсификации его результатов.

Таким образом можно констатировать, что на первоначальном этапе расследования, когда ощущается острая нехватка информации о преступлении, а также затруднено ее получение, временные параметры в ее обнаружении и закреплении играют немаловажную роль, поскольку в противном случае, возможность в получении важной для дела информации может быть упущена. В этих условиях, особую значимость приобретают средства криминалистической техники, так как только их своевременное и профессионально грамотное применение, с учетом характера происшедшего события и способов совершения преступления, зачастую позволяет выявить и нейтрализовать отдельные способы противодействия, а также дает возможность создать предпосылки к успешному его преодолению при производстве последующих следственных действий.

Использование криминалистической техники в целях предупреждения и пресечения противодействия расследованию преступлений при производстве первоначальных следственных действий

 

Сущность производства последующих следственных действий, заключается в исследовании, оценке и проверке доказательств, собранных на первоначальном этапе расследования, а также детальной отработке выдвинутых версий и поиску дополнительных источников информации о преступном деянии.

Осуществление звукозаписи при повторных допросах, может служить эффективным средством выявления такого способа противодействия расследованию, как дача ложных показаний. Сопоставление записей первого и последующих допросов одного и того же лица, позволяет, например, не только установить сообщение им различных сведений по одному и тому же поводу, или выявить буквальное повторение предыдущих показаний, но и определиться с тем, чем именно вызваны такие факты (психологическими качествами личности допрашиваемого либо их заучиванием, по причине занимаемой позиции лица или сговоре с другими субъектами противодействия).

Кроме того, при изменении допрашиваемым своих показаний, наличие магнитофонных записей различных допросов лица (в силу их большей информативности, по сравнению с протоколированием), в комплексе с имеющимися доказательствами по делу, способствуют правильной оценке этих показаний, их разграничению, на правдивые и ложные.

В этой связи, заслуживают внимание результаты исследований содержания фонограмм допросов, проводившихся в 70-х годах двадцатого столетия. Было установлено, что при сообщении ложных показаний, лицо их дающее, испытывая определенные трудности, употребляет слова, которые сравнительно редко встречаются как в его индивидуальной речевой практике, так и в практике речевого общения той социальной группы, к которой он относится. Что и может быть установлено в ходе воспроизведения фонограммы допроса и соответственно учтено при оценке его результатов.

Отдавая должное отмеченным особенностям повторных допросов с применением средств видео-, аудиотехники, в таких случаях допрашиваемое лицо, и соответствующие записи его показаний могут быть объектами специальных исследований - экспертов- психиатров, психологов, лингвистов в целях оценки достоверности показаний. Результаты таких исследований, наряду с результатами использования при допросе средств полиграфического контроля (или тестирования), позволят с большим успехом выявлять и преодолевать противодействие расследованию путем искажения вербальной информации. Важность этих мер мы рассматриваем в контексте общей проблемы, с которой сталкивается современная система судопроизводства. Имеются в виду массовые случаи лжепоказаний, изменения первоначальных показаний и т.п.

При производстве повторных допросов, одним из тактических приемов, нацеленных на пресечение дачи ложных показаний, является воспроизведение лицу звукозаписи предыдущего допроса. Так, по делу о грабеже, в отношении гражданки Н., в ходе оперативно- розыскных мероприятий были установлены лица, его совершившие - К. и Ф. Несовершеннолетний Ф. был задержан, а К. удалось скрыться. На первом же допросе Ф. признался в содеянном и показал, что идея нападения на квартиру престарелой Н. принадлежала ему и что именно он при входе в квартиру нанес Н. несколько ударов кулаком по лицу, в результате чего она упала, а затем он же бил ногами по ее телу. Забрав ювелирные изделия и деньги Н. они скрылись. Показания Ф. фиксировались на магнитофон.

Через некоторое время, в результате дорожно-транспортного происшествия был сбит пешеход, который от полученных травм скончался. Личность его была установлена, им оказался К. Узнав о гибели К., Ф. изменил свои показания и заявил, что это К. был инициатором совершения нападения, и что это К. избил Н. и взял ее украшения и деньги, а он лишь присутствовал при этом. Ф. была воспроизведена фонограмма его первого допроса и он, поняв несостоятельность своих повторных утверждений, подтвердил первоначальные показания.

В ряде случаев, для нейтрализации ложных показаний допрашиваемого, а также формирования установки на дачу правдивой информации о преступном событии, целесообразно воспроизведение видеозаписи допроса лица, давшего правдивые показания, либо следственного эксперимента. Видеоматериалы последнего, могут наглядно свидетельствовать о ложности высказываний допрашиваемого, относительно конкретных обстоятельств дела, например, о невозможности в одиночку проникнуть в помещение через форточку, о чем заявляло лицо.

Из тактических соображений, в целях недопущения оглашения определенных сведений о расследуемом событии, при воспроизведении допрашиваемому видеофонограммы, следует соблюдать требование, касающееся предварительной выверки метража видеоленты.

По сравнению с первоначальным допросом, повторный обладает определенными преимуществами, так как следователь ранее уже встречался с допрашиваемым и имеет представление о психологических качествах допрашиваемого лица, его реакциях на конкретные раздражители (те или иные вопросы), отношение к другим участникам уголовного процесса и т.п. В связи с этим, следователь, в какой-то мере может предполагать дальнейшее поведение лица и соответственно избрать наиболее оптимальный «отрезок» видео-, звукозаписи показаний других лиц, а также момент его предъявления.

При принятии решения о воспроизведении видео- или звукозаписи при допросе, должны быть учтены и многие другие факторы: следственная ситуация в целом, сведения о субъектах противодействия расследованию, наличие определенных показаний по делу, информация оперативного характера, процессуальный статус допрашиваемого, степень устойчивости лица в отношении собственной позиции. Так, воспроизведение несовершеннолетнему обвиняемому фонограммы допроса его соучастника (давшего правдивые показания) может иметь положительный эффект, в свете дачи первым показаний соответствующих действительности, но вряд ли такой прием будет результативным при допросе рецидивиста. В таких случаях более действенным оказывается использование результатов экспертиз и исследований, то есть информации, полученной из ее материальных носителей.

Трижды судимый С. в составе группы из трех человек организовал разбойное нападение на обменный пункт валюты. При этом из огнестрельного оружия был тяжело ранен охранник. Через несколько дней вся группа была задержана. На первоначальном допросе один из соучастников группы К. рассказал, что стрелял в охранника С. из имевшегося у него пистолета «ТТ», однако затем от этих показаний он отказался. Второй соучастник, не входивший в помещение обменного пункта, заявил, что он слышал звук выстрела, но кто стрелял, не видел и о наличии у С. оружия ничего не знал. Сам С. утверждал, что охранник был ранен случайно во время борьбы с ним из имевшегося у него пистолета (то же «ТТ»). Пистолеты, имевшийся у С, и похищенный у охранника пока не были обнаружены. Однако при осмотре места происшествия была изъята стрелянная гильза, которая вместе с экспериментально отстрелянными из пистолета охранника гильзами была направлена на экспертизу. Эксперт дал заключение, что гильза, обнаруженная на месте происшествия, стреляна не из пистолета охранника. Результаты экспертизы были тактически грамотно использованы прежде всего для изобличения во лжи К., который к тому же рассказал, что, насколько ему известно со слов С, на второй день после ограбления он передал оба пистолета только ему знакомому мастеру по оружию - «для переделки». Показания К. были записаны на видео. Анализ связей С. позволил «вычислить» мастера и изъять у него не только искомые пистолеты, но и другое, незаконно хранившееся оружие, а также боеприпасы к нему. Допрос мастера был также записан на видео. Под тяжестью таких улик С. вынужден был дать правдивые показания.

Применения средств видео-, аудиотехники дает положительные результаты и при производстве очной ставки. Уже в порядке подготовки к этому следственному действию следователь имеет возможность предварительно прослушать (просмотреть) показания участников очной ставки, оценить их поведение, сориентироваться в части их психологических качеств и т.п. Это позволяет следователю прогнозировать их поведение и соответственно определиться с тактическими приемами данного следственного действия.

Необходимость применения видео-, звукозаписи при проведении очной ставки, возникает в случае, когда ее участники могут общаться между собой на языке, которым не владеет следователь. Использование видео-, звукотехники для фиксации хода очной ставки в таких случаях вынуждает ее участников отказаться от сговора между собой, позволяет проверить точность перевода при прослушивании (просмотре) записи с 
участием другого с этим, правильно оценить результаты проведенного следственного действия.

Видео-, звукозапись очной ставки, позволяет предупредить, либо в противном случае - зафиксировать попытки лица, оказать психологическое давление на другого допрашиваемого с целью изменения последним своих показаний в пользу первого, а также нейтрализовать подобные попытки, посредством обращения внимания допрашиваемых лиц на то, что всякая информация исходящая от них, записывается на пленку.

Следует учесть, что в целях возможности использования фонограммы очной ставки в качестве доказательства (в судебном заседании), а именно, чтобы звукозапись была доступна к восприятию другими участниками уголовного процесса, следователю необходимо оглашать фамилию лица задающего вопрос, того, к кому он обращен, а также перед каждым ответом и фамилию отвечающего.

Помимо вербальной информации, видеозапись очной ставки позволяет зафиксировать поведение допрашиваемых лиц. Ее применение, может носить превентивный характер, например, когда один либо оба допрашиваемых являются немыми или глухонемыми. В данном случае, видеозапись сводит на нет намерения лиц, договориться между собой о чем либо, или оказать воздействие одного допрашиваемого на другого. Подобный эффект может быть достигнут и при проведении очной ставки между лицами, владеющими преступным «языком» жестов.

Воспроизведение видеозаписи этого следственного действия, дает возможность установить и такие действия, как сговор, угроза жестом (например, посредством проведения ладонью по шее) и предпринять меры, направленные на их нейтрализацию, в том числе в случаях, когда они не были пресечены в ходе очной ставки (следователь их не заметил или 
не «расшифровал»).

В таких ситуациях для распознания содержания и значения определенных телодвижений, жестов, мимических знаков, в зависимости от их природы (исходящие от глухонемого, рецидивиста, лица излагающего на молодежном «сленге») также целесообразно использовать помощь соответствующих специалистов. Впоследствии, такая информация может быть использована следователем для правильной оценки показаний, уяснения подлинной сути позиций допрашиваемых лиц, определения прогноза дальнейшего развития ситуации и планирования дальнейших следственных действий.

Средством преодоления противодействия расследованию в ряде случаев может служить и такое следственное действие, как предъявление для опознания. Выбор необходимых при этом технических средств и тактических приемов его проведения, определяются в зависимости от объекта опознания (человек, предмет, участок местности), от его динамических или статических признаков; от процессуального статуса опознаваемого и опознающего, их психологических качеств и соответственно предполагаемого поведения и др.

Наряду с тем, что фотосъемка и видеозапись являются средствами удостоверения объективности производства предъявления для опознания, тактически неграмотное их применение, может привести к негативным результатам. Так П., пришедший с повинной в прокуратуру, заявил о том, что он совершил убийство Г. Суд признал его виновным и приговорил к отбыванию наказания в виде лишения свободы. Однако, спустя некоторое время, он обратился в прокуратуру с заявлением, в котором сообщил, что оговорил себя в целях самоизоляции, а убийства он не совершал. В ходе проверки заявления, П. рассказал, что об обстоятельствах убийства он слышал на работе от соседей Г., которые участвовали в осмотре места происшествия в качестве понятых. На вопрос, каким образом он опознал монтировку - орудие совершения преступления, П. показал следующее, что когда ему предложили опознать соответствующий объект в ряде подобных, он решил действовать наугад. Однако, подходя к левому краю стола, на котором лежали три монтировки, он обратил внимание, что присутствующий с фотоаппаратом в руках человек даже не поднял его к лицу. Следовательно, решил П. этот человек знает где лежит нужный предмет и пока не фотографирует. Когда опознающий перешел к другому краю стола и стал упускать руку к крайней справа монтировке, сработала фотовспышка. Это ему и позволило сделать выбор.

В ряде случаев, возникает необходимость в проведении опознания личности по голосу и особенностям речи (когда потерпевший или свидетель не имели возможности визуально наблюдать лицо совершившее преступление, а слышали только его голос). В этих целях, если имеются основания полагать, что обвиняемый может умышленно изменить свой голос или особенности речи, целесообразно осуществить опознание по фонограмме. В такой роли, могут выступать материалы звукозаписи допроса обвиняемого. Однако, следует предусмотреть, что бы в фонограмме содержались определенные слова или фразы, на которые обратил внимание опознающий и на основании которых он сможет сделать вывод о их тождестве с услышанными при совершении преступления.

Применение видеозаписи при производстве предъявления для опознания, особенно важно, когда оно производится по динамическим признакам (жестикуляция, походка лица). При этом фиксируются не только условия проведения этого следственного действия, но и эмоциональные признаки поведения опознаваемого или опознающего, которые могут свидетельствовать например, о боязни первого быть узнанным, а второго - о нежелании опознать предъявленный объект. В дальнейшем, воспроизведение видеофонограммы даст возможность установить (распознать) подобные признаки и правильно оценить полученные результаты.

С этих позиций, видеосъемку следует осуществлять непрерывно и таким образом, чтобы отчетливо запечатлеть все действия как опознаваемого, так и опознающего. В зависимости от конкретной ситуации, лицо одного из них в отдельные моменты целесообразно фиксировать крупным планом. Например, лицо опознанного, когда опознающий заявил, что узнает его, или лицо опознающего, в случае рассказа им об обстоятельствах преступления1.

Порой, свидетель или потерпевший в ходе первоначального допроса подробно рассказывает о приметах преступника, его динамических признаках и выражает готовность и возможность опознать виновного. Но затем, непосредственно при проведении следственного действия, из-за боязни мести со стороны опознаваемого или связанных с ним лиц (либо из- за уже имевшей место угрозы в его адрес), он изменяет свои показания или оказывается опознавать.

В этой связи, в целях безопасности свидетеля или потерпевшего, заслуживает внимания способ применения видеотехники, когда видеокамера расположена в комнате с опознаваемым, а опознающий (свидетель, потерпевший) находится в другом помещении и может наблюдать за действиями первого и слышать его голос, посредством подключенного к видеокамере телевизионного приемника.

Важные для дела обстоятельства, можно зафиксировать с помощью фото и видеотехники при производстве следственного эксперимента. Само по себе это следственное действие позволяет порой выявить дачу ложных показаний. Например, при проверке возможности образования огнестрельного ранения, полученного якобы при неосторожном обращении с оружием, в условиях о которых рассказал потерпевший; при установлении механизма столкновения автотранспортных средств и т.д. Использование же наглядных средств фиксации результатов следственного эксперимента может служить уже средством преодоления такого способа противодействия расследованию.

Так, по делу о причинении телесных повреждений, через несколько недель после совершения преступления, в ОВД обратился человек с заявлением, что он является очевидцем данного события. На допросе он показал, что находясь в кафе видел, как между двумя мужчинами вспыхнула ссора и один их них (находящийся в статусе потерпевшего) первым нанес удары кулаком другому в живот и по лицу. Остальные же свидетели, рассказывали о подобных действиях со стороны обвиняемого. Впоследствии выяснилось, что «свидетель» знаком с обвиняемым. Для проверки показаний «свидетеля» был проведен следственный эксперимент, в результате которого было установлено, что с места, о котором заявлял «свидетель» он не мог наблюдать за действиями дерущихся, поскольку они находились за торговой палаткой (которая позднее была перенесена). Реконструировав обстановку места происшествия, из кафе была осуществлена фотосъемка, по направлению к месту драки. При повторном допросе, фотоснимок был предъявлен «свидетелю», и он признался, что о даче «нужных» показаний его уговорил обвиняемый.

Применение видеозаписи наиболее целесообразно:

когда следственный эксперимент проводится в отсутствии обвиняемого и других заинтересованных лиц, которые в дальнейшем могут оспорить его результаты;

при наличии оснований полагать, что лицо, с участием которого проводится следственный эксперимент, может в дальнейшем отказаться от выполнения намеченных действий или выполнить их таким образом, что результаты окажутся недостоверными;

если во время следственного эксперимента предполагается хронометрирование процессов, протекающие за короткий промежуток времени.

Кроме того, так как видеозапись способна фиксировать и звуковую информацию, она может быть использована и при проверке возможности восприятия на слух например, звуков выстрела, голоса.

Для того, чтобы наиболее полно и точно запечатлеть весь ход и результаты данного следственного действия, а также, чтобы при демонстрации видеофонограммы восприятие проводимых действий было четким и наглядным, избирать тактику применения видеотехники, следует в зависимости от вида следственного эксперимента.

В ходе следственного эксперимента, направленного на установление возможности визуально воспринимать объект при определенных условиях, видеосъемку необходимо осуществлять из той точки, из которой лицо наблюдало этот объект. Так, если обвиняемый утверждал, что двигаясь на машине с определенной скоростью, он не видел потерпевшего на данном участке дороге из-за кустарника, то с целью определения такой возможности проводится следственный эксперимент. Видеокамера, в данном случае должна находиться «на месте» водителя.

При проверке возможности совершения каких-либо действий за определенный промежуток времени, например, когда водитель заявляет, что времени от момента обнаружения пешехода, до наезда на него, было недостаточно для принятия мер, направленных на остановку транспортного средства, видеосъемка должна вестись непрерывно. Для установления времени, дающего или не дающего возможность остановить автомобиль, на экран видеокамеры выводятся часы с посекундным отсчетом.

Использование видеозаписи при производстве следственного эксперимента дает возможность получения объективной информации о проверяемом событии, а также наглядно убедиться всем участникам уголовного процесса в возможности существования определенного события либо отсутствия такового. Помимо этого, воспроизведение видеозаписи следственного эксперимента лицу, чьи действия проверяются (если оно по каким-то причинам не принимало в нем участия), может служить эффективным средством психологического воздействия, направленным на преодоление умолчания о каких-либо фактах, дачу заведомо ложных показаний.

Так, по делу о краже из гаража, обвиняемый С. на допросе утверждал, что в гараж он проник через пролом, сделанный в задней стене, преступление совершил в одиночку. Сопоставив материалы осмотра места происшествия, а именно — размеры пролома стены и тучное телосложение обвиняемого и учитывая также отсутствие следов С. внутри гаража, следователь выдвинул версию о совершении преступления несколькими лицами. С целью отработки этой версии, был проведен следственный эксперимент, результаты его фиксировались с помощью видеотехники. Из-за неудовлетворительного состояния здоровья С. (с его слов), он отказался от участия в следственном действии.

Видеозапись следственного эксперимента, на которой было отчетливо видно, что все попытки статиста (с таким же телосложением) проникнуть в гараж через имеющийся пролом, ни к чему не привели, была продемонстрирована обвиняемому. Поняв несостоятельность своих утверждений, С признался, что преступление он совершил со своим знакомым М., который и проник в гараж через сделанный пролом и передавал через последний похищенные вещи.

Видеозапись позволяет критически оценивать результаты следственного эксперимента, выявлять ситуации, когда например, обвиняемый может умышленно демонстрировать свою неспособность совершить определенные действия, которые он в действительности выполнял (умение управлять транспортным средством). В таком случае, лицо целенаправленно соглашается участвовать в следственном эксперименте, для искажения истины по конкретному факту и подтверждения своих ложных показаний. О подобных намерениях лица, иногда можно судить по некоторым признакам выполняемых действий, например, при определении возможности прохождения лица через металлические прутья забора, оно в последний момент расправляет мышцы спины, выпячивает живот и т.п.

Сделать вывод, о желании лица исказить суть проверяемого факта возможно и на основании признаков, аналогичных проговору в ходе допроса, то есть неумышленное (в силу автоматизма) выполнение каких либо действий, об умении совершения которых, лицо стремилось утаить.

С большей долей вероятности, распознание действительных намерений лица, в ходе следственного эксперимента, удается установить при просмотре видеоматериалов этого следственного действия. Поскольку, при непосредственном визуальном наблюдении за действиями лица, признаки свидетельствующие об искажении истины могут оказаться незамеченными или неразгаданными. Кроме того, воспроизведение таких записей в судебном заседании, позволит суду дать наиболее верную оценку личности подсудимого при вынесении решения по делу.

В части выявления и преодоления дачи заведомо ложных показаний, весьма эффективным является использование видеозаписи при проверке показаний на месте. Видеофиксация хода данного следственного действия, позволяет наглядно убедиться в ложности показаний, например, касающихся точного места преступления; нахождения определенных предметов; действий конкретных лиц, их последовательности (когда лицо не присутствовало на месте преступления и рассказывает о событии по причине «дружбы» с виновным или с целью самооговора и др.).

Воспроизведение видеофонограммы проверки показаний на месте, может служить и средством формирования установки на дачу правдивых показаний, поскольку наряду с непосредственно самими показаниями, роль дополнительных психологических факторов воздействия, играют условия, в которых они были даны, а именно - место преступления, окружающая обстановка, отдельные объекты и т.п.

Кроме того, использование видеосъемки «дисциплинирует работу следователя, заставляя его на подготовительном этапе глубоко продумать, тщательно подготовить и более конкретно определить цели предстоящего следственного действия». Что немаловажно, поскольку от этого в ряде случаев, зависит результативность следственного действия, то есть возможность преодоления конкретного способа противодействия.

Для точного и полного запечатления хода и результатов данного следственного действия, чтобы видеофонограмма могла бы 
быть
использована для достижения вышеназванных целей, необходимо отметить некоторые тактические особенности применения видеозаписи при проверке показаний на месте.

Место расположение видеокамеры, при производстве проверки показаний на месте должно быть определено таким образом, чтобы можно было убедиться в возможности предоставления лицу свободы выбора в его действиях. Например, при показе лицом маршрута движения, оно должно находиться впереди других участников следственного действия, а видеосъемку, в данном случае следует производить сбоку. Соблюдение этого правила, даст возможность например, в судебном заседании нейтрализовать заявление лица (чьи показания проверялись посредством данного следственного действия) о том, что такие показания им были даны под воздействием (по указке) субъектов расследования.

Представляется, что фиксировать весь ход следственного действия нет необходимости, потому как оно может продолжаться несколько часов. Следует снимать лишь его основные этапы и результаты: начало и окончание маршрута движения лиц; объекты, на которые указывает лицо, чьи показания проверяются и с которыми связаны конкретные обстоятельства совершенного деяния; места нахождения других участников (или очевидцев) преступления, а также вещей и предметов, отсутствующих на момент проведения следственного действия и т.п.

Хотя перерывы в видеозаписи хода следственного действия нежелательны, они практически неизбежны1. Поэтому каждый перерыв видеозаписи, время в течении которого она не производилась, а также причины приостановки записи должны быть оговорены на видеофонограмме и соответственно отражены в протоколе.

Следует отметить, что несоблюдение данного требования (применительно и к звукозаписи тоже) со стороны субъектов расследования, может быть как результатом неумелого обращения со средствами криминалистической техники, а также может свидетельствовать и об фальсификации доказательств с помощью видео- или звукозаписи. Так, при проверке показаний на месте происшествия Гаврилова, фоноскопической экспертизой установлено, что было произведено 30 остановок звукозаписи. Понятые показали, что звукозапись прерывалась в те моменты, когда Гаврилов не ориентировался на месте происшествия, а возобновлялась она лишь после того, как к Гаврилову подходил сотрудник уголовного розыска, они разговаривали и первый «вспоминал» о своих действиях1.

Не выполнение же указанных действий (касающихся остановок видео-, звукозаписи) может поставить под сомнение их доказательственное значение, предоставить лицу возможность сослаться на необъективное отражение результатов проверки показаний на месте и тем самым затянуть сроки расследования (время, затраченное на допросы понятых, назначение и проведение видеофоноскопической экспертизы).

Очевидно, что криминалистическая техника при производстве следственных действий, является действенным средством расширения и укрепления доказательственной базы по уголовным делам и на этой основе преодоления противодействия расследованию, тем более, что в ряде случаев она выступает единственным подобным средством. Однако, только грамотное ее использование как в тактическом, так и в техническом плане, позволяет достичь желаемых результатов в выявлении и пресечении отдельных фактов противодействия, к тому же порой выступающих в качестве составляющих организованного противодействия со стороны преступных сообществ.

 

Заключение

В современных условиях, криминалистические (научно-технические) методы и средства, выступают не просто как одна из возможностей решения задач раскрытия и расследований преступлений, а как наиболее реальное и действенное направление расширения и укрепления доказательственной базы по уголовным делам. К тому же технико-криминалистические методы 
и
средства позволяют более успешно решать задачи и по обеспечению личной безопасности участников и субъектов уголовного процесса. Сам факт их результативного применения и получения таким образом объективной доказательственной информации в значительной мере нейтрализует активность преступников в противодействии раскрытию и расследованию преступлений. Такая информация в меньшей мере подвержена изменениям и искажениям по субъективному желанию, в том числе продиктованном страхом или корыстью. Она придает уверенность следователю, оперативному работнику в их действиях по изобличению виновных в совершении преступлений.

Общая тенденция развития криминалистической техники в современных условиях научно-технического прогресса, что очень важно, характеризуется внедрением информационных технологий, средств автоматизации и вычислительной техники, активным формированием технических методов и средств фиксации и исследования не только материальной, но и вербальной информации. Это средства звуко-, видеозаписи, новейшие экспертные методики исследования получаемых с их применением материалов в целях исключения их фальсификации, монтажа и т.п. Все большее признание в криминалистической теории и практике приобретают средства полиграфоскопии, позволяющие контролировать эмоциональное состояние человека, а соответственно достоверность показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого. Исключительное значение этого положения особенно зримо в контексте проблем выявления и преодоления противодействия расследованию. Иными словами, сегодня, как никогда ранее, очевидны не только потребность практики раскрытия и расследования преступлений в более активном и широком использовании научно-технических методов и средств, но и возможность удовлетворения такой потребности с учетом современных достижений науки и техники.

В практике раскрытия и расследования преступлений и особенно в процессе доказывания эти возможности реализуются далеко не в полной мере, поскольку количественное и качественное изменение криминалистической техники обусловили очевидное и существенное усложнение задач ее обслуживания и использования в целях раскрытия и расследования преступлений. А исторически сложившиеся, причем в условиях иных социально-экономических отношений, организационные формы и система правового регулирования решения таких задач явно не соответствуют потенциальным возможностям криминалистической техники.

Таким образом, совершенствование организации и правового регулирования использования криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений выступает в качестве основной, ключевой проблемы повышения эффективности технико-криминалистического обеспечения этой деятельности. В решении данной проблемы усматриваются серьезные резервы расширения и укрепления доказательственной базы по уголовным делам, объективизации процесса доказывания, сокращения сроков расследования, а как следствие, более успешного выявления, предупреждения и преодоления противодействия вообще