Маршрут 1 к.с. 2017

 

Дата

Дни пути

Участок маршрута

Км

28.04

1

Заречное - р. Шешупе

1

29.04

2

Р. Шешупе - лес Неманский - р. Шешупе

15,5

30.04

3

Р. Шешупе - п. Лагерное

21,5

01.05

4

П. Лагерное - п. Лесное - п. Красное село - р. Тыльжа

22

02.05

5

Р. Тыльжа - п. Искра - п. Октябрьское - озеро

27

03.05

6

Озеро - п. Ленинское - р. Матросовка

25

04.05

7

Р. Матросовка - п. Тимирязево - канал Глубокий

22

05.05

8

Канал Глубокий - р. Злая - р. Прямая - п. Десантное

13

Итого

 

 

147

 

Лекция т.№4-1

ГОЛИЦЫНСКИЙ ПОГРАНИЧНЫЙ ИНСТИТУТ

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Кафедра № 34

                                                                      Экз.№__

 

 

 

 

 

ЛЕКЦИЯ № 1

 

по теме № 4: Использование криминалистических средств и способов при преодолении противодействия расследованию преступлений, направленного на изменение информации о преступлении

 

учебной дисциплины «Преодоление противодействия предварительному расследованию преступлений»

 

 

 

 

 

Автор: доцент кафедры № 34 Долганин И.И.

 

 

 

 

 

ОБСУЖДЕНА

на заседании МС № 2 кафедры № 34

протокол № __от________20__ года

 

 

 

 

 

 

Голицыно – 2017

 

 

УТВЕРЖДАЮ

Начальник кафедры № 34

полковник

Щеблыкина И.В.

10 января 2017 года

 

 

 

 

 

 

ЛЕКЦИЯ № 1

 

 

по теме № 4: Использование криминалистических средств и способов при преодолении противодействия расследованию преступлений, направленного на изменение информации о преступлении

 

учебной дисциплины «Преодоление противодействия предварительному расследованию преступлений»

 

 

Разрешаю к использованию в 20 – 20 учебном году

Начальник кафедры № 34

_______________ ___________ ____________________

(воинское звание) (подпись) (инициалы и фамилия)

____ ____________ 201 г.

 

Разрешаю к использованию в 20___– 20__ учебном году

Начальник кафедры № 34

 

_______________ ___________ ____________________

(воинское звание) (подпись) (инициалы и фамилия)

____ ____________ 201 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е

 

 

 

Стр.

 

1.

Введение…………………………………………………………….

4

2.

Первый учебный вопрос: Воздействие на материальную обстановку преступления как способ противодействия расследованию преступлений …………………………………...

 

 

 

7

 

3.

Второй учебный вопрос: Средства и способы преодоления противодействия расследованию преступлений следователем путём изучения и оценки материальной обстановки…….……….

 

 

19

 

4.

 

Заключение…………………………………………………………..

36

5.

Литература…………………………………………………………..

37

6.

Организационно-методические указания………………………….

37

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Противодействие законной деятельности следовате­ля (дознавателя) имеет место фактически при расследовании любых преступлений. В крими­налистической литературе совершенно справедливо обосновывается точка зре­ния о том, что организованные преступные сообщества осуществляют инсце­нировки при совершении таких преступлений, как убийства, ограбления, раз­бойные нападения, изнасилования и других видов преступлений1. Поскольку воздействие на материальную среду, как и любое другое воздействие, объек­тивно отражается во внешней среде и в сознании очевидцев, то в принципе лю­бой факт противодействия может быть распознан следователем (дознавателем), а следователь­но, и соответствующим образом оценен. Иными словами, существует объек­тивная возможность отделить следы преступления от следов противодействия и сделать выводы относительно истинного механизма преступления.

Исходя из материалов проведенного в 2014 году анкетирования2 и изучения уго­ловных дел, следователи не являются беспомощными в своей работе. Так, 38 % наших респондентов утверждают, что они добиваются объективных показаний; обнаруживают признаки инсценировки - 12 %; обнаруживают признаки фаль­сификаций - 10 %; в случае невозможности самому повлиять на ситуацию расследования, в 8 % докладывают своему руководству о фактах противодействия; в 5 % преодолевают воздействие коллег; и чуть более четверти всех опрошен­ных при обнаружении фактов оказываемого им противодействия, продолжают спокойно расследовать уголовные дела.

И это происходит в весьма непростой ситуации. Практически в каждом пятом случае (18 %), у «несговорчивых» следователей изымают уголовные де­ла, которые они не желают прекратить; в 15 % похищают документы, относя­щиеся к уголовному делу. Следователи в определенных ситуациях, не имея ре­альной возможности повлиять на ход расследования, сообщают о создавшемся положении вышестоящему руководству (об этом заявили 12 % наших респон­дентов); в 10 % случаев следователей пытаются подкупить, но не прямо, а в ви­де оказания денежной помощи. Все опрошенные сотрудники однозначно заяви­ли, что никогда подарков за прекращение уголовного дела они не получали.

 

 

1 учебный вопрос. Воздействие на материальную обстановку преступления как способ противодействия расследованию преступлений

 

Одним из распространенных способов оказания противодействия право­охранительным органам при раскрытии и расследовании преступлений являет­ся внесение изменений в материальную обстановку, имеющую отношение к расследуемому событию, т.е. организация инсценировки, под которой В.А. Об­разцов понимает разновидность противодействия правоохранительным орга­нам3. По мнению Р.С. Белкина, инсценировку преступления можно определить как создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и связанных с ними лиц4.

Эти два определения инсценировки, данные учеными-криминалистами, должны стать базовыми для дальнейшего изучения данного феномена.

Замысел лиц, причастных к внесению таких изменений, заключается в косвенном воздействии на логику принятия следователем решений относитель­но направлений расследования. Степень успешности действий лиц, заинтересо­ванных в инсценировке, зависит от ряда факторов, из которых В.Е. Коновалова особо выделяет подготовку к инсценировке. По ее мнению, плохая подготовка обусловливает значительное число пробелов, при анализе которых преступника легко обнаружить по оставленным следам, нарушениям логики развития собы­тия, создающей так называемые негативные обстоятельства (противоречащие естественному ходу событий)1.

Инсценировка, как известно, - всего лишь небольшая часть общей системы противодействия расследованию преступлений, основная часть которой ос­таётся «за кадром» и лишь отчасти отражается в материалах уголовного дела. Как верно отметил В.П. Бахин, материалы уголовного дела «не дают и не могут быть полноценной картиной того, как и с помощью чего осуществлялось про­тиводействие»2. Поэтому значительная часть информации об особенностях противодействия расследованию поступает к ученым-криминалистам в Результате обобщения «живой» информации, т.е. сведений, поступивших при обще­нии со следователями, прокурорами и судьями, и в некоторых случаях, как уда­лось украинскому криминалисту Н.С. Карпову - при анкетировании осужден­ных лиц. Иными словами, одним из оптимальных и эффективных путей полу­чения информации в этой сфере является опрос различных категорий сотруд­ников правоохранительных органов (следователей, дознавателей, оперативных работников, прокуроров), а также судей, которые тем или иным образом вовле­каются в деятельность по распознанию и разоблачению инсценировок при рас­следовании преступлений и судебном рассмотрении уголовных дел. Результаты обобщения их профессионального опыта позволяют на достаточно репрезента­тивном уровне уяснить сущность и распространенность инсценировок как од­ного из видов противодействия расследованию преступления со стороны кри­минального сообщества.

Как показывают результаты исследований, инсценировки достаточно распространены в следственной практике как способ оказания противодействия расследованию. С ними сталкивались 15% следователей.

Виды инсценировок преступлений путем внесения изменений в матери­альную обстановку достаточно разнообразны, однако, методы их организации могут быть типичными и связаны с видом преступной деятельности. Возможен и более высокий уровень обобщения видов инсценировок, позволяющий выделить, изучить и систематизировать специфику инсценировок при совершении определенных видов преступлений, например, в финансово-хозяйственной деятельности, в банковской сфере, при совершении убийств и т.д.

С помощью инсценировок достигаются следующие цели:

-   создается видимость совершения в определенном месте иного преступления, и скрываются признаки подлинного события;

создается видимость происшедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера, для сокрытия совершенного преступле­ния;

создается видимость совершения преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных проступков, не имеющих крими­нального характера;

создается ложное представление об отдельных деталях фактически со­вершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсцениро­вание совершения преступления другим лицом, в другом месте, в иных целях и по другим мотивам, в другое время.

Признавая жизненность перечисленных целей инсценировки, следует от­метить, что данная классификация нуждается в некотором уточнении. Как уже отмечалось, наряду с профессиональной, сформировалась организованная пре­ступная деятельность, интересы которой в значительной степени отличаются от тех, которые преобладали в 70-80-е годы XX века. Поэтому, в настоящее время приоритеты лидеров ОПС при организации инсценировок направлены на достижении ряда неравнозначных целей, из которых следует выделить те, которые допустимо классифицировать в качестве конечных:

обеспечение лицу, виновному в совершении преступления, возможности уклониться от уголовной ответственности за совершенное деяние;

создание условий и предпосылок привлечения к уголовной ответствен­ности лица, не причастного к расследуемому событию;

взятие под контроль деятельности правоохранительных органов в насе­ленном пункте, где имеются интересы лидера ОПС;

создание условий для воспроизводства преступной деятельности на бо­лее высоком уровне.

Лидер ОПС стремится не только сохранить со­став своей ОПС, создав возможность уклонения от уголовной ответственности членам своей ОПС (первая цель), но и ослабить конкурирующую ОПС, создав условия, способствующие прекращению её деятельности на «спорной» терри­тории (или в отрасли), и одновременно обеспечивая продолжение своей пре­ступной деятельности. Попутно достигаются и другие цели инсценировки, на­пример, в виде затягивания предварительного следствия по делу путем направ­ления следствия по ложному пути.

Инсценировка может быть направлена на сокрытие преступления в це­лом, когда её инициатор пытается создать представление у следователя о том, что произошел либо несчастный случай, либо иное некриминальное событие (например, нередко убийство инсценируют под самоубийство), так и на сокры­тие или искажение отдельных элементов преступления (например, свидетельст­вующих о том, что в убийстве принимал участие лишь один нападавший). Не­редко к инсценировке причастны не только преступники, но и те лица, которые заинтере­сованы в том, чтобы:

событие не было распознано, как преступное;

от ответственности за участие в данном событии был освобожден кон­кретный субъект;

к уголовной ответственности был привлечен человек, непричастный к данному событию;

действия лица, вовлеченного в преступное событие, выглядели как за­конопослушные.

Так, потерпевший, желая устранить данные о своей противозаконной деятельности, нередко изменяет обстановку места происшествия, в частности, уничтожает документы о фактах его участия в «теневой экономике», в ложном банкротстве. Свидетель-очевидец нередко уничтожает следы пребывания на месте происшествия своего родственника или знакомого путем уничтожения на предметах следов его рук, ног, обуви и т.д. Поэтому деятельность по внесению изменений в материальную обстановку, имеющую значение для уголовного де­ла, необходимо рассматривать более широко, чем это осуществлялось ранее.

Инсценировки имеют достаточно много разновидностей. В следственной и судебной практике имеются факты, когда материально-ответственные лица с целью создания инсценировки подделывали документы, что позволяло совер­шать хищения на огромные суммы. Так, Линьков А.С., являясь должностным лицом, выполняющие обязанности директора ФГУ «Центр занятости населе­ния» гор. Байконур, создал организованную преступную группу из Линьковой Е.А., Цветкова Н.И. и Серикова В.В., и с целью создания условий для хищения денежных средств, неоднократно вносил от имени возглавляемого им учрежде­ния в массу официальных документов заведомо ложные сведения. Это позво­лило данной группе незаконно завладеть более 20 миллионами рублей.

В связи с трансформацией организованной пре­ступной деятельности есть основания предполагать, что на местах происшест­вий, обыска, местах проверки показаний, все чаще будут обнаруживаться при­знаки внесения изменений в материальную обстановку. Иными словами, следо­ватель будет сталкиваться с инсценировками не только при осмотре места про­исшествия, но и при производстве обыска (если, конечно, место обыска совпадает с местом происшествия или преступления), а также при проверке показа­ний на месте (при проверке показаний на месте совершения каких-либо дейст­вий, имеющих отношение к расследуемому событию).

Следственная практика свидетельствует о том, что в настоящее время на место происшествия нередко подбрасываются письменные документы с фаль­сифицированными датами, доставляются предметы, не имеющие отношения к расследуемому событию, вносятся изменения в обстановку и т.п. Иными сло­вами, лица, причастные к инсценировке, пытаются создать у следователя не­верные впечатления о развитии механизма преступления, в том числе о его временных характеристиках, о количестве лиц, принимавших в нём участие, о действиях каждого из участников преступной деятельности и т.д.

В криминалистике признаки несоответствия материальной обстановки реальному развитию преступления принято называть негативными. Как уже отмечалось, инсценировка в целом представляет собой один из элементов, спо­собов сокрытия преступления, под которыми Р.С. Белкин понимает «…деятель­ность (элемент преступной деятельности), направленную на воспрепятствова­ние расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсифи­кации следов преступления и преступника и их носителей».

Инсценировки в криминалистике подразделяются на два вида. Первый из них характеризуется отсутствием следов, которые должны быть (например, от­сутствие следов проникновения в локальную компьютерную сеть, через кото­рую было совершено мошенничество). Второй отражает наличие следов, кото­рых не должно быть (например, следы применения орудия взлома изнутри по­мещения при общей картине проникновения преступников в охраняемое поме­щение извне).

Инсценируют обстановку на месте происшествия с различными целями. Л.Г. Бидонов, осуществивший фундаментальные исследования по изучению более 3000 убийств, пришел к выводу, что достаточно часто инсценируют об­становку при совершении убийств родственники и знакомые. В то же время, при совершении убийства из хулиганских побуждений факты инсценировок ученым не были зафиксированы. Одним из объяснений подобных аномалий, по нашему мнению, является совокупность фактов, отражающих враждебные отношения, нередко возникающие среди родственников, это во-первых; а во-вторых, хулигану, как правило безразлична обстановка на месте убийства, и он никаких мер по инсценировке не предпринимает.

Категоричность выводов об особенностях участия родст­венников в убийстве, подтверждается материалами, полученными и многими учёными. Так, именно таким образом действуют преступники, имеющие близкое отношение к потерпевшему. Они с целью сокрытия преступ­ления производят поджог, «бесцельно» уничтожают имущество, в конечном счете, имея цель получить наследство, страховую сумму, занять освободив­шуюся жилплощадь, избавиться от уплаты алиментов или долга и т.п.

Криминалистика должна своевременно реагировать на те изменения в преступной деятельности, которые появляются в последнее время, в частности, касающиеся организованной преступной деятельности, что влечёт появление ряда новых криминалистических теорий и учений и транс­формацию традиционных. Например, если в 70-80-х годах XX века инсцени­ровка изучалась с позиции разоблачения отдельного преступника, который пы­тался таким образом избежать уголовной ответственности, то в настоящее вре­мя уяснение сущности инсценировки необходимо для установления истины по делу в отношении лица, которое длительное время никак не противодействует расследованию, поскольку не знает и не предполагает, что в распоряжении сле­дователя имеются доказательства о его причастности к расследуемому деянию.

Речь идёт о создании доказательственного ряда, с использованием, в том числе инсценировки, для создания условий привлечения к уголовной ответственности лица, непричастного к совершению преступления.

Этот аспект проблемы, связанной с феноменом инсценировки, в крими­налистической литературе изучен до сих пор явно недостаточно. На моногра­фическом уровне современные проблемы инсценировок были исследованы В.В. Дементьевым, СМ. Ремизовым, В.И. Фадеевым и другими. Высказанные суж­дения в работах перечисленных криминалистов далеко не бесспорны.

Криминалистическая сущность инсценировки события преступления, обу­словлена рядом объективных и субъективных факторов. К объ­ективным факторам относятся:

невозможность искусственного создания следов преступления, полно­стью совпадающих по общим и частным признакам со следами реального пре­ступления;

невозможность возникновения в такой ситуации следов преступников, которые однозначно бы свидетельствовали о совершении преступления именно этими лицами (речь идет, прежде всего, о следах биологического происхожде­ния, микроследах).

К субъективным факторам можно отнести подготовленность следователя к восприятию признаков инсценировки и к критической оценке им воспринятого. Иными словами, следователь лишь тогда воспримет и рацио­нально оценит негативные обстоятельства, обнаруженные при осмотре места происшествия, свидетельствующие об инсценировке, когда он обладает доста­точными знаниями и опытом, позволяющими ему критически оценивать все воспринятые следы происшедшего события. Иными словами, следователь в со­стоянии воспринять и правильно оценить лишь те следы, которые он ожидает встретить. Подобная готовность к восприятию признаков инсценировки присуща только лицам, обладающим достаточным опытом осмотра места происшествия. Научить будущего следователя распознавать при­знаки инсценировки, не покидая университетскую аудиторию невозможно, так как предметами инсценировки могут быть самые разно­образные объекты и предметы.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о двух факторах, обеспечивающих достижение инициатором инсценировки своих целей:

высокий уровень организации и подготовки негативных обстоятельств на месте происшествия, которые наглядно свидетельствуют об ином механизме происшедшего;

неумение следователя по отображениям на месте «прочитать» следы преступлений.

К сожалению, криминалистическая литература косвенно влияет на фор­мирование знаний, умений и навыков, необходимых для подготовки и осущест­вления инсценировки на месте, поскольку её плодами регулярно пользуются не только студенты юридических вузов, но и представители криминального мира. Опытный преподаватель зачастую опасается, что его знаниями могут восполь­зоваться и в криминальном мире, поэтому при проведении учебных занятий старается избежать подачи такой информации, которую можно будет использо­вать в противоправных целях. Свою негативную роль здесь играют и современ­ные телесериалы, и детективы, по которым вполне можно создать курс «анти­криминалистики», т.е. научить заинтересованных лиц, как избежать ответст­венности за реально совершенное преступление.

Что касается второй группы факторов, в основу которых входит профес­сиональная компетентность следователя, способного распознать признаки инс­ценировки, то они приобретаются при обучении в юридических институтах и факультетах, а также на курсах переподготовки и повышения квалификации со­трудников правоохранительных органов. Как верно отмечено в криминалисти­ческой литературе, следы преступления не лгут, однако это не исключает их неверной оценки. Ошибка в большинстве случаев кроется не в следах, а в субъ­екте доказывания, делающего неверные выводы из оценки этих следов.

При организации обучения будущих следователей необходимо учиты­вать, что не только следователи устанавливают механизм преступной деятель­ности, но и преступники используют технологии, основанные на рефлексии, позволяющие предугадать ход мыслей следователя при расследовании престу­пления. Это способствует созданию в воображении лиц, не заинтересованных в успешном расследовании уголовного дела, такой картины преступления, кото­рая с большой долей вероятности позволяет предположить будущий алгоритм действий не только следователя, но и всей следственно-оперативной группы. Например, зная, что факт обнаружения следов пальцев рук субъекта, как прави­ло, воспринимается в качестве доказательства его участия в расследуемом пре­ступлении, нередко принимают меры к подмене следов рук. При этом на месте преступления уничтожают следы лиц, действительно причастных к соверше­нию преступления, и доставляют туда предметы со следами пальцев того чело­века, привлечения которого к уголовной ответственности желают заинтересо­ванные лица. Неопытный следователь в большинстве случаев однозначно вы­двигает версию о причастности к преступлению совершенно постороннего ли­ца, даже не выдвигая иных версий произошедшего.

Нередко с целью введения в заблуждение следователя относительно сущ­ности расследуемого деяния, заинтересованные лица используют различные письменные источники и иные документы, содержащие искаженную информа­цию о фактах, имеющих отношение к уголовному делу. Так, желая придать об­становке убийства видимость самоубийства, преступники нередко имитируют так называемые «предсмертные записки», в которых пострадавший сообщает, что он принял решение об уходе из жизни и просит никого в его смерти не ви­нить.

Для представителей преступного мира не является тайной тот факт, что подделки характеристик документа, касающихся его абсолютной давности, не всегда чётко распознаются при анализе материала письма и рецептуры красите­ля. Материалы письма, как правило, бумаги, исследуют с целью определения, изготовлены ли они на одном заводе или в одной производственной партии. Конечным результатом является определение экспертом достаточно протяжен­ного временного интервала, в течение которого могла быть изготовлена эта бу­мага. Поскольку в состав бумаги в 50-х годах XX века стали вводиться различ­ные добавки в виде синтетических волокон, красителей и т.д., то эксперты при ответе на вопрос о времени изготовления бумаги не конкретизируют свои вы­воды с точностью до месяца или года, отмечая в своих заключениях, что бумага была изготовлена, например, до или после 50-х годов XX века. Однако в настоящее время достаточно определённо устанавливается «возраст» документа до 8 месяцев по красителям. Столь расплывчатые выводы да­леко не всегда позволяют однозначно ответить на вопрос о давности составле­ния и «предсмертной записки», и завещания, и договора, которые могут состав­ляться задолго до криминального события и фактически не иметь к нему ника­кого отношения и др.

В экспертной практике отмечены факты, что преступники с целью инсце­нировки обстоятельств происшествия используют подлинные документы, действительно выполненные теми лицами, от имени которых они составлены. Од­нако эти документы были написаны задолго до наступления тех событий, кото­рые исследуются в рамках уголовного дела. В некоторых случаях (при сравне­нии образцов почерка, выполненных со значительным разрывом во времени, в несколько лет), факт инсценировки диагностируют путем определения возрастных изменений почерка. По мнению ряда специалистов, возможно, определить возраст исполнителей рукописного текста по следующим диапазонам: не более 19 лет; 20-24; 25-33, 34-37; 38-43; старше 43 лет.

Отдельного изучения требует и достаточно специфичный способ инсце­нировки материальной обстановки преступления, когда в качестве объекта пре­ступного воздействия используется тело живого человека. О таких фактах упо­минает в своей работе профессор Ю.Г. Торбин. Так, при осмотре трупа К., яко­бы покончившего жизнь самоубийством, следователь обратил внимание на то, что при том положении, в котором труп был обнаружен, повреждения тела и одежды совпадают. Данное обстоятельство противоречило версии о самоубий­стве, так как прежде чем причинить себе ранение в левую часть груди, К. дол­жен был бы поднять руку на уровень груди и направить её под определенным углом. При этом неизбежно должно было произойти смещение ковбойки, в ко­торую потерпевший был одет. После выстрела рука потерпевшего опустилась бы инстинктивно вниз, вследствие чего повреждения на теле и одежде должны были бы сместиться относительно друг друга. Данное обстоятельство позволи­ло впоследствии установить убийцу.

Подобные инсценировки распознаются как при осмотре места происше­ствия (если речь идёт о наружном осмотре трупа), так и при освидетельствова­нии живого человека. Освидетельствование имеет много общих черт со следст­венным осмотром - это тот же осмотр и отличается от него только тем, что предметом освидетельствования является не вещь, как при осмотре, а живой человек (в ходе изучения обнаружено проти­водействие в 47,1 % исследуемых уголовных дел). В настоящее время в криминалистике сформировалась точ­ка зрения о том, что освидетельствование относится к так называемым невербальным следственным действиям, при осуществлении которых используются главным образом органолептические приёмы (наблюдение, измерение, осяза­ние, обоняние).

При желании использовать тело живого человека в качестве объекта инс­ценировки, заинтересованные лица нередко наносят повреждения не только на тело пострадавшего человека, но и на тело преступника, например, желая дока­зать, что последний совершил ряд действий в условиях крайней необходимости или необходимой обороны, получив при этом соответствующие раны. Таким образом, убийство инсценируется под самоубийство или несчастный случай; последствия криминального аборта с летальным исходом инсценируются под убийства, сопряженные с изнасилованием и т.д. Тело преступника, как объект инсценировки, нередко позволяет создать на первый взгляд убедительную кар­тину того, что он действовал в условиях необходимой обороны, т.к. ему перво­начально будущей жертвой якобы были причинены значительные телесные по­вреждения, что и явилось причиной оказания сопротивления.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что распознание инсцениро­вок - достаточно сложная проблема. Один из наиболее оптимальных путей по­вышения эффективности в данной сфере видится в определении времени вне­сения каких-либо изменений на объекты, имеющие отношение к расследуемому событию. Как правило, «негативные обстоятельства», косвенно свидетельст­вующие о создании инсценировки, по времени своего образования отличаются от обстоятельств, непосредственно относящихся к расследуемому событию. Поэтому следователь должен вырабатывать в себе навыки определения разно­временности внесения изменений на изучаемые им объекты на месте происше­ствия.

 

 

2 учебный вопрос. Средства и способы преодоления противодействия расследованию преступлений следователем путём изучения и оценки материальной обстановки

 

Первоначальную информацию о факте противодействия следователь (дознаватель) по­лучает из различных источников, в том числе:

при производстве отдельных следственных действий;

при анализе материалов уголовного дела;

при общении с сотрудниками, располагающими источниками в сфере оперативно-розыскной деятельности;

при общении с лицами, не желающими давать официальные показания по делу;

при изучении письменных источников, поступающих в орган предвари­тельного расследования от неизвестных лиц (так называемых «анонимок»);

при анализе материалов журналистских расследований, подготовленных по заказу одной из сторон, причастных к расследуемому событию и т.д.

Очень значительный объем информации поступает к следователю от со­трудников, обладающих полномочиями по осуществлению оперативно - розы­скной деятельности. Можно без преувеличения утверждать, что ни одно подго­товленное преступление не раскрывается без использования оперативно - розы­скных источников информации. Однако, к сожалению, эта информация проходит своеобразное «сито», т.е. руководитель оперативно-розыскного подразде­ления фактически самостоятельно и бесконтрольно определяет, какую дозу ин­формации предоставить в распоряжение следователя, а какую - укрыть от него. Причём, далеко не всегда часть оперативно-розыскной информации укрывается из-за недоверия к следователю. Зачастую данные, полученные оперативно-розыскным путем, не рассекречиваются из-за боязни руководителя оперативно-розыскного подразделения рассекретить личность конфидента, через которого получены эти данные. Поэтому в ущерб успешному раскрытию конкретного преступления нередко следователь не получает всей информации, имеющей непосредственное отношение к расследуемому событию.

Другой источник получения следователем информации об имевшей место инсценировке - это лица, сообщающие достоверную информацию, но по ка­ким-то причинам не желающим, чтобы в материалах уголовного дела остава­лись даже упоминания об их личности. Иными словами, следователь имеет ме­сто с анонимными сообщениями, не обладающими статусом доказательств по делу. С известной долей условности их можно именовать как слухи, которые в силу п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, прямо за­прещено использовать в доказывании. Однако природа слухов такова, что они никогда не зарождаются на пустом месте. Каждый слух, как правило, имеет ре­альное основание, породившее этот слух. Поэтому нам представляется, что на первоначальном этапе расследования преступлений одной из рабочих версий должна быть проверка слухов, возникших вокруг уголовного дела, а границы таких проверок должны определяться следователем в зависимости от конкрет­ной следственной ситуации. Нередко именно слухи являются первоосновой зарождения верной версии о происшедшем. Кстати, ранее в имперском россий­ском уголовном процессе слухи являлись, вполне, законным основанием для начала производства по делу.

Психологами замечено, что истинное знание рождается в том случае, ко­гда субъект лично обнаружит какое-либо явление, процесс или факт, проверит его с помощью органов чувств и оценит всю совокупность взаимосвязанных фактов. В рамках следственной деятельности подобные физические и мыслительные операции наиболее оптимально производить в хо­де отдельных следственных действий. Это позволяет не только сформироваться внутреннему убеждению следователя, но и при выполнении всех обязательных процессуальных процедур - получить доказательства по уголовному делу. По­этому следы противодействия, отраженные в материальной обстановке, помимо судебных экспертиз, наиболее эффективно изучаются при проведении осмотра (ст. 176 УПК РФ), освидетельствования (ст. 179 УПК РФ), обыска (ст. 182 УПК РФ), при проверке показаний на месте (ст. 194 УПК РФ) и при производстве следственного эксперимента (ст. 181 УПК РФ). Понятно, что далеко не каждый следователь в состоянии оптимально оценить все обнару­женные следы и соотнести их с событием преступления, поэтому одна из задач криминалистики состоит в том, чтобы обеспечить следователей такими реко­мендациями по взаимодействию с оперативными подразделениями, а также техническими средствами и тактическими приемами, которые позволяют адек­ватно реагировать на всё возрастающий уровень противодействия со стороны преступной среды.

Особая роль в организации преодоления противодействия со стороны за­интересованных лиц принадлежит специалисту, заключение которого в соответствии со ст. 74 УПК РФ, является доказательством по делу. Заключение специалиста - это ещё одна форма ис­пользования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Для разъ­яснения своего заключения специалист может быть допрошен как на предвари­тельном следствии, так и в суде. Часть 4 ст. 80 УПК РФ устанавливает, что по­казания специалиста - это сведения, сообщаемые им на допросе об обстоятель­ствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения. Обоснованно считается, что способность обнаруживать следы, несущие информацию о событии преступления, на фоне других вещей является основным умением специалистов - криминалистов. Кстати, на специалистов никогда не оказывается какого-либо давления.

Традиционно в криминалистике особое место уделяется тактике осмотра места происшествия (противодействие в 49,3 % осмотров), позволяющего следователю лич­но обнаружить, зафиксировать и оценить следы, тем или иным образом отно­сящиеся к расследуемому событию. Кстати, и следы противодействия, вовремя мысленно отделенные от следов преступления и соответствующим образом оцененные следователем, также являются источниками доказательств по делу, поскольку свидетельствуют о целенаправленности действий преступника или преступного сообщества. Нередко именно следы противодействия являются «нитью Ариадны», в конечном счёте «приводящей» к заказчику преступления, который заранее продумывает все варианты поведения следователя при обнаружении признаков инсценировок и таким образом раскрывает факт своего участия в планировании и подготовке преступления.

Противодействие расследованию можно классифицировать в зависимо­сти от степени знания инициатором методик сокрытия следов преступления или расследования определенных видов преступлений:

противодействие, осуществляемое лицами, специально обученными скрывать следы пре­ступления;

противодействие, осуществляемое лицом, лично не обладающим навы­ками следственной деятельности;

противодействие, осуществляемое бывшим дознавателем или следовате­лем.

Нужно отметить, что бывшие сотрудники спецслужб, оперативные работ­ники, дознаватели и следователи способны организовать очень эффективное противодействие по уголовному делу. Для иллюстрации можно привести в ка­честве примера уголовное дело, по которому в Калининградской области были привлечены к уголовной ответственности два бывших сотрудника спецслужб Министерства обороны России и один житель Калининградской области, со­вершившие двенадцать убийств, в том числе военнослужащих, вооруженных автоматами. Два выпускника школы подготовки спецназовцев для Балтийского флота, так называемых «морских котиков», решили применить свои профес­сиональные умения и навыки в жизни, при убийстве вооруженных часовых.

Эти члены организованной преступной сообщества (далее - ОПС) грамотно маскировали следы своей деятельности, что позволило им в течение нескольких лет держать в напряжении не только гражданское население области, но и представителей вооруженных сил, поскольку они осуществляли убийства и ча­совых Балтийского флота. Длительное время прокуратурой отрабатывались версии о причастности к убийствам представителей гражданского населения, которые якобы инсценировали обстановку убийств «под спецслужбы». Но оказалось, что действительно к убийствам имели прямое отношение лица, специ­ально обученные для совершения диверсий.

Характерно, что противодействие бывших сотрудников спецслужб от­нюдь не закончилось организацией инсценировок, последующей дачей заведо­мо ложных показаний, сокрытием предметов, добытых преступным путём. В ходе предварительного следствия лидер ОПС - Собкович А.П. достаточно уме­ло симулировал психическое заболевание, в связи, с чем его психиат­рическое обследование продолжалось более года, и он был осужден спустя три года после вынесения приговора в отношении двух его соучастников.

Имитировать в деталях деятельность профессио­налов самые отчаянные «любители» просто не смогут. Но из-за неготовности следователей отрабатывать версию о том, что к убийствам причастны профес­сионалы, при осмотрах мест происшествий следы преступлений и следы инсце­нировок не разграничивались, что длительное время не позволяло установить истинные механизмы убийств. Сокрытие следов на месте происшествия фиксируется примерно в одной трети случаев (37,8 %), т.е. обстановка двух из трёх инсценировок вос­принимается следователями как реально отражающая истинный механизм пре­ступления. Учитывая перечисленные факторы, становится понятной низкая эф­фективность деятельности правоохранительных органов по раскрытию и рас­следованию преступлений.

Противодействие, организованное членами ОПС, характеризуется допол­нительными мерами безопасности лидера ОПС. Как правило, на местах непо­средственного воплощения преступного замысла (например, заказного убийст­ва), лидеры ОПС не присутствуют, и поэтому обнаружить какие-либо следы, оставленные лидером ОПС на месте происшествия, не удаётся. На местах, на­пример, заказных убийств, остаются следы, оставленные исполнителями. Роль лидера ОПС состоит в построении мысленной модели убийства, в его подготов­ке, руководстве его осуществлением, сокрытии следов и организации противо­действия будущему расследованию. Поэтому об его участии в убийстве лишь косвенно свидетельствует совокупность признаков, характеризующих методику выбора жертвы, времени и места нападения, путей отхода преступников и т.д. Установить причастность лидера ОПС и к убийству и оказываемому им проти­водействию расследованию возможно только при анализе материалов всего уголовного дела, которые нередко свидетельствуют о едином замысле всего происшедшего, о едином руководстве преступными действиями всех членов ОПС.

Одним из тактических приёмов, позволяющих выявить роль лидера ОПС, подготовившего заказное убийство, является одновременный осмотр не только места непосредственного нападения на жертву, но и места, с которого лидер ОПС тем или иным образом (нередко с использованием мобильного телефона) руководил деятельностью «подчиненных» ему лиц. Производство одновремен­ных осмотров мест происшествий на первоначальном этапе расследования пре­ступлений, совершенных ОПС - отнюдь не редкость в правоохранительной практике. При необходимости одновременные осмотры мест происшествий ор­ганизуются не по двум адресам, а по нескольким десяткам, в том числе даже расположенным в разных населенных пунктах и городах.

Один из путей изобличения лидера ОПС в руководстве членами группы состоит в выявлении факта подачи им команд по мобильному телефону в мо­мент совершения членами ОПС активных действий по осуществлению плана преступной деятельности. В настоящее время органы предварительного следст­вия достаточно четко отработали механизм взаимодействия с операторами средств мобильной связи. Следователь при необходимости имеет возможность достаточно четко вычислить места, откуда лидер ОПС посредством мобильной связи отдавал какие-либо указания. В ряде случаев в ходе следствия удается вычислить конкретные строения, откуда осуществлялся очередной сеанс связи по мобильному телефону, и кому предназначался сигнал по телефону. По мне­нию профессора Е.П. Ищенко, изучение и использование в расследовании та­ких электронных следов имеет большие перспективы.

К сожалению, следы мобильной связи не являются материальными. Их нельзя потрогать, пощупать, осмотреть и т.д. Однако следственной практикой успешно опробованы способы использования в материалах уголовного дела «электронных следов» преступления. По запросу следователя операторы мо­бильной связи представляют выписки работы того или иного телефона. Эти выписки, при соответствующем их оформлении и проверке, являются доказа­тельствами, которые подпадают к категории «иных документов» (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), которые в своей совокупности являются и доказательствами участия того или иного субъекта в преступной деятельности, и доказательствами оказы­ваемого следователю противодействия, если таковое имело место. Иными сло­вами, так называемые «виртуальные следы» (или «электронные следы»), фактически они уже вовлечены в уголовный процесс и оцениваются судами как доказательства по делу.

Понятно, что место, откуда осуществлялось руководство, например, за­казным убийством, гораздо менее информативно, чем, то место, где впоследст­вии будет обнаружен труп. Однако, в ходе осмотра того места, откуда лидер ОПС руководил преступной акцией, вполне возможно об­наружить и изъять достаточное количество вещественных источников доказа­тельств (документы, схемы), уличающих его в организации преступной дея­тельности. С этой целью целесообразно также привлечь специалиста, способного обнаруживать, фиксировать и предварительно исследовать такие специфиче­ские объекты, как например, микроследы.

Значительно труднее преодолеть противодействие и доказать участие и роль посредника в подготовке и осуществлении преступления. Самый распро­страненный способ оказываемого посредником противодействия состоит в отрицании своего участия в преступной деятельности. Ос­новный путь преодоления этого вида противодействия - тщательный допрос обо всех обстоятельствах расследуемого события и производство ряда очных ставок с теми членами ОПС, которые изо­бличают посредника. Кроме того, нередко факт причастности посредника к подготовке преступления доказывается установлением факта его причастности к оружию, которое применялось при нападении на жертву, к иным атрибутам деятельности убийцы-киллера, которые передал ему посредник, что является прямым подтверждением его участия в преступной деятельности. Поэтому од­ной из задач следователя является обнаружение на месте преступления следов пребывания посредника или на предметах, вовлеченных в преступную деятель­ность, соответственно - следов прикосновения посредника. С этой целью тра­диционно используют возможности современных экспертиз, которые при ис­следовании микроследов позволяют даже на атомарном уровне доказать факт нахождения конкретного лица в конкретном месте. Подобные исследования целесообраз­ны, например, в тех ситуациях, когда посредник снабжает исполнителя орудия­ми убийства, фотографиями будущей жертвы, схемами и временными графи­ками его движения от дома к месту работы и обратно и т.д. Следователь, исходя из реалий конкретной ситуации, решает - каким образом, возможно, обнаружить следы причастности посредника к преступной деятельности. С этой целью проводятся дополнительные осмотры места происшествия, осмотры оружия, боеприпасов, обнаруженных у киллера фотоснимков жертвы, схем и планов, а также других объектов, с которыми имел непосредственный физический кон­такт посредник1.

Немаловажным условием выявления следов противодействия при изуче­нии материальной обстановки, имеющей отношение к расследуемому событию, является умение следователя определить относимость обнаруженных следов. В этом аспекте необходимо учитывать фактор времени, который на первоначальном этапе позволяет отличить «старый след», не имеющий отношения к расследуемому делу, от «свежего следа», явно оставленного преступником.

Наибольшую значимость приобретает обнаружение на месте происшествия следующих совокупностей следов:

образовавшихся в результате действий лиц, участвовавших в преступ­ной деятельности, и лиц, вовлеченных в нее (например, потерпевших, случай­ных лиц);

возникших вследствие умышленных действий заинтересованных лиц для инсценировки обстановки места происшествия после изучаемого события;

случайных, образовавшихся вне связи с интересующим следователя фактом (например, случайно проехавшая машина уничтожила следы на почве).

Выделив из перечисленных совокупностей те следы, которые могут быть отнесены к расследуемому преступлению, следователь осуществляет мыслен­ное моделирование, на основании чего вновь выделяет две совокупности следов:

возникшие в результате осуществления преступного замысла;

возникшие в результате действий преступника по сокрытию следов пре­ступления, т.е. инсценировки.

Такой подход, объединяющий физические действия по выявлению сле­дов, и мыслительные операции по оценке и перекодированию обнаруженных следов, позволяет следователю осуществить успешное завершение осмотра места происшествия. Данный процесс удачно описан украинскими криминали­стами. Как известно, распиливание дужки замка на дверях магазина должно со­провождаться наличием опилок. Их отсутствие, скорее всего, свидетельствует о том, что замок был первоначально распилен в другом месте с целью инсцени­ровки кражи. Иными словами, следователь, осуществляя физические действия по осмотру, первоначально обнаружил и зафиксировал отсутствие под распи­ленным замком металлических опилок. Далее, осуществляя мыслительные дей­ствия, он сделал верный логический вывод о наличии признаков инсценировки. Знания о данных обстоятельствах позволяют составить более продуманный план допроса лиц, ещё до начала, которого следователь подготавливается к весьма вероятному противодействию, в виде отрицания очевидных фактов, да­чи ложных показаний и т.д.

В других случаях, возникающих, как правило, при расследовании убийст­ва, следователь обязан не только обнаружить, но и сопоставить обнаруженные признаки с механизмом происшедшего, свидетельствующие, в частности, об изменении положения трупа на месте происшествия, на которое указывает ряд следующих признаков: трупные пятна, кожные ссадины посмертного происхо­ждения и т.п.

При осмотре места происшествия пользуются различными источниками данных о видах инсценировок, позволяющих выявить и нейтрализовать оказываемое следователю противодействие. Следователь обязан знать, как действовать в типичных ситуациях оказания ему противодействия. Вместе с тем, следует предостеречь современных следователей от необдуманного использования опыта своих коллег. Действуя только по шаблону, они не обнаружат других, более современных видов инсценировок, используемых при убийстве. В частности, в последнее время ОПС всё чаще инсценируют заказные убийства под бытовые происшествия, не­счастные случаи и пр. В криминалистической литературе отмечается, что с этой целью для сокрытия факта убийства членами ОПС нередко заранее изготавли­ваются письма родственников и знакомых с просьбой сообщить им что-нибудь о судьбе пропавшего. Таким образом, создаётся видимость убийства родственника по каким-либо бытовым причинам. Поэтому, с целью распознания инсценировки при осмотре места происшествия, следователь дол­ жен не только использовать традиционные знания об инсценировках, но и оценивать все обстоятельства дела с учетом современных способов совершения убийств (или других преступлений) членами ОПС.

Российские ОПС всё чаще «берут на вооружение» приёмы, используемые зарубежными криминальными группами, в том числе и относящиеся к инсце­нировкам на месте происшествия. Это, в частности, касается преступлений в информационных сферах, преступлений при недружественном переделе собст­венности, получившем название «рейдерства» и т.д. Так, при криминальном захвате чужого предприятия лидеры ОПС, используя внешне вполне легальные средства, при помощи коррумпированных судей и судебных приставов факти­чески за бесценок захватывают чужие предприятия, которые оформляются в собственность новых владельцев, крепко связанных с криминальным миром.

Такой вид криминального бизнеса существовал в Англии в XIX веке. В России он появился в XX веке. Захватчики действуют по принципу организо­ванных преступных группировок, работающих «под заказ». Известно, что в современной России интересы ОПС в основном направ­лены на совершение преступлений в сфере экономики. Не случайно, что по оценкам независимых экспертов, в России похищается и скрывается от налогов астрономическая сумма в 10,5 триллиона рублей, что равняется 18,3 % внутреннего валового продукта. Поскольку в нашей стране не существует сколько-нибудь эффективных методик борьбы со столь масштабными хищениями и ук­лонениями от уплаты налогов, имеет смысл изучить опыт зарубежных коллег, которые достаточно успешно преодолевают противодействие ОПС в сфере экономики. Например, в Германии специалист, участвовавший в осмотре места происшествия, имеет право зафиксировать письменно и свои суждения относи­тельно происшедшего.

Известно, что фальсифицированные письменные источники используют при совершении различных преступлений. Применительно к преступной дея­тельности ОПС, это - убийства, где нередко на место происшествия подбрасы­ваются подделанные «предсмертные записки», якобы написанные непосредст­венно перед самоубийством; криминальные банкротства (что характерно для криминального рейдерства), где нередко используют подложные финансовые документы; хищения, совершаемые в банковской сфере, где также нередки факты обнаружения поддельных договоров, счетов, чеков и т.д.

Эти документы разными путями вовлекаются в сферу деятельности по раскрытию и расследованию экономических преступлений:

-   обнаруживаются лично следователем, например, при осмотре места
происшествия, обыске;

представляются защитником обвиняемого следователю или суду;

попадают в сферу расследования преступления иным путем.

Письменные материалы нередко являются весьма информативными и не­редко используются следователями для разоблачения фактов противодействия в виде инсценировки и фальсификации. Одной из актуальных проблем при ра­боте с документами является определение времени выполнения, как самого до­кумента, так и отдельных записей в нём, что позволяет определить относимость изучаемого документа к расследуемому событию. Методика определения вре­мени исполнения письменных источников с целью распознания инсценировки и фальсификации разработана достаточно подробно. На первоначальном этапе их изучает следователь, который определяет несоответствие времени изготов­ления и времени представления документов по цвету бумаги (если она выцве­ла), по состоянию бумаги (по протертым сгибам), по цвету чернил (если они выцвели) и т.д. Гораздо большими возможностями располагает эксперт, кото­рый в большинстве случаев в состоянии определить как относительную, так и абсолютную давность исполнения документа.

В частности, при определении относительной давности эксперты, как правило, разрешают следующие вопросы:

как давно произведена на представленном документе дописка?

как давно уничтожена запись?

в какой последовательности вносились в документ рукописный и печат­ный текст?

что исполнено ранее: текст документа или подпись под текстом?

не исполнены ли оттиски печати, штампа ранее имеющегося текста?

выполнен ли текст документа во всех экземплярах одновременно, в одну закладку?

не дописаны ли слова... Если да, то с каким разрывом во времени?

При определении абсолютной давности исполнения документов, экспер­ты исследуют содержание документа и его реквизитов, состав бумаги и мате­риалы письма, что позволяет в ряде случаев сделать категорические выводы о временных характеристиках исследуемого документа1, что косвенно свидетель­ствует об имевшей место фальсификации.

СЮ. Журавлёв, исследовавший проблемы раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики, выявил достаточно интересные закономерно­сти, позволяющие определить характер противодействия со стороны преступ­ного мира. Так, по его наблюдениям первичный документ, по которому в орга­низацию поступили товары или денежные средства, может существовать без регистрации лишь непродолжительное время и оправдывать имеющиеся, но фактически неучтенные товары или деньги. После похищения товаров (напри­мер, их сбыта) или денег, факт существования оправдательного документа яв­ляется компрометирующим преступника обстоятельством, и его уничтожают. Наблюдения СЮ. Журавлёва подтверждаются исследованиями и других кри­миналистов. Например, по мнению А.А. Хараева, если в ходе анализа хозяйст­венной деятельности предприятия или организации будет установлено, что процесс составления первичных документов и их регистрация (учет) значительно растянуты во времени и существенно отклоняются от нормативного по­рядка, то это может служить существенным основанием для более детального изучения той или иной характерной операции данного объекта оперативного обслуживания.

Следующее следственное действие, где не только обнаруживают, но и изучают материальные следы преступления, в том числе и содержащие в себе признаки инсценировки - это обыск. Во времена действия УПК РСФСР 1960 года тактика обыска содержала достаточно много вариантов, поскольку следователь был самостоятельной процессуальной фигу­рой и имел полное право производить обыск, исходя из собственного внутрен­него убеждения, конечно, получив санкцию прокурора на его проведение. В настоящее время следователь достаточно плотно ограничен в выборе тактики обыска жилища, поскольку он в соответствии с ч. 3 ст. 182 УПК РФ обязан по­лучить разрешение суда на его производство. Процедура получения соответст­вующего постановления суда достаточно длительная, и, как правило, о ней ста­новится известно и подозреваемому, в жилище которого должен быть проведён обыск, и его защитнику, который, как правило, не допускает применения неко­торых ранее традиционных приёмов производства обыска, например, основан­ных на использовании фактора внезапности. Этот фактор в некоторых крими­налистических пособиях был выписан почти как панацея успешного отыскания укрытых предметов. Правда, в исключительных случаях следователь вправе воспользоваться положениями ч. 5 ст. 165 УПК РФ, предоставляющей следова­телю право в исключительных случаях, когда производство обыска не терпит отлагательства, провести его на основании собственного постановления, без получения судебного решения. Однако в настоящем исследовании рассматри­ваются не «исключительные случаи», а повседневная практика раскрытия и расследования преступлений, основанная на безусловном соблюдении требований закона.

Тактика обыска разрабатывалась криминалистами, как правило, на основании классификации обысков, предложенной А.Н. Васильевым, а именно: объектами обыска могут быть помещения, люди, участки местности. В последнее время всё чаще производится обыск транспортного средства, используемого ОПС как средство укрытия предметов, имеющих отношение к уголовному делу. Например, достаточно часто автомобиль используют для сокрытия предметов контрабанды оружия, наркотических средств, художественных ценностей.

Само по себе производство обыска изначально предполагает наличие в действиях заинтересованных лиц элементов противодействия следователю, которое нередко выражается в обустройстве тайников с целью сокрытия предметов, имеющих отношение к расследуемому событию. Поэтому считаем необходимым, более подробно рассмотреть способы обнаружения объектов, в том числе сокрытых в разнообразных тайниках. Понятно, что для сокрытия искомых объектов преступники не всегда оборудуют тайники. Нередко они используют и простейшие приёмы, основанные на знании психологии следственных действий, в частности, оставляя эти объекты на виду, рассчитывая при этом, что следователь не обратит на них внимания.

Что касается подготовки различных тайников и хранилищ, то наличие их соответствующим образом маскируется, для чего в материальную обстановку места обыска нередко вносятся определенные изменения. С этой целью в домах организуются фальшивые камины, обустраиваются разборные потолки, стены и полы, подыскивается мебель с двойными стенками или дном и т.д. Особое внимание уделяется для сокрытия предметов, изъятых из гражданского оборота - оружия, наркотические средства - для которых зачастую специально изготавливают специальные хранилища. Так, для перевозки наркотических средств через государственную и таможенную границы преступники не только используют все конструктивные полости автомобиля, но и специально вносят изменения в кузовные детали машины, позволяющие скрытно перевозить значительные партии наркотических средств.

Правоохранительными органами накоплен достаточный объем материала, позволяющий распознать признаки обустройства тайника в машине. Так, отличие одного из колес автомобиля по степени запыленности от других, позволяет выдвинуты версию о том, что это колесо длительное время находилось в багажнике, поэтому оно и не запылилось. Поставлено же оно на тормозной барабан непосредственно перед пересечением границы и должно быть снято после окончания процедуры пограничного и таможенного контроля. Следовательно, в нём может быть оборудован тайник с наркотическими средствами. Конечно, не во всех случаях не запылённое колесо свидетельствует о совершении контрабанды, но нередко подобные предположения подтверждаются.

Украинскими криминалистами замечено, что одним из наиболее рациональных способов поведения следователя при обыске является сочетание рефлексии с методом оценки обстановки объекта обыска с учетом фактических данных, которые могут указывать на местонахождение искомых предметов с различной степенью определенности. Это могут быть и прямые указания, но чаще всего имеющиеся данные являются косвенными доказательствами.

Достаточно эффективным является метод использования знаний о закономерностях изменений объектов под воздействием течения времени при производстве обыска, некоторые аспекты которого рассмотрены в криминалистической литературе. Так, А.Р. Ратинов в качестве тактического приема при обыске рассматривает сопоставление отдельных участков помещения или других объектов. В результате такого сравнения наглядно выступает асимметрия, неоднородность окраски и оклейки, отсутствие свойств, приступных другим таким же предметам и участкам (например, отсутствие пыли и грязи)1. Все это косвенно свидетельствует о разновременности выполнения работ. В зависимости от функционального значения тайника, частоты его использования, времени обустройства, его признаки имеют и различный внешний вид, диагностировать который возможно с учетом влияния временного фактора. На некоторые из подобных признаков криминалисты уже обращали внимание. Так, отсутствие паутины в части подвала дома заставило следователя более тщательно провести обыск этого участка и обнаружить спрятанную банку с золотыми монетами. При проверке сведений, косвенно указывающих на возможность производства инсценировки, нередко проводят проверку показаний на месте или следственный эксперимент. Эти следственные действия предусмотрены ст.ст.
194 и 181
УПКРФ. Проверка показаний на месте, является одним из самых доступных и одновременно эффективных способов исследования сведений, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, и при необходимости - разоблачения противодействия с их стороны, выразившегося в даче ложных показаний. Сущность этого следственного действия заключается в демонстрации лицом, правдивость показаний которого проверяется, определенного места, связанного с событием преступления, рассказе о совершенных на нем действиях, анализе указанного места и сопоставлении данных, сообщенных лицом, с объективной обстановкой на месте и иногда воспроизводстве некоторых действий.

Классифицируя проверки показаний на месте по видам, Р.С. Белкин рекомендовал взять за основу цели данного следственного действия. При этом он утверждал, что сразу же следует отказаться от заманчивой и нереальной попытки дать исчерпывающий перечень случаев использования проверки показаний на месте. Присоединяясь к высказанному мнению, считаем возможным, назвать в качестве цели проверки показаний на месте распознание и разоблачение отдельных видов противодействия расследованию. Судя по тексту ст. 194 УПК РФ, такое утверждение никак не противоречит нормам уголовно - процессуального законодательства. Более того, установив факт оказания противодействия на месте проверки показаний, следователь приближается к конечной цели всего предварительного следствия, а именно: к установлению истины по делу, поскольку противодействие в этом случае - всегда умышленное действие, выраженное в даче ложного показания и изобличение допрашиваемого во лжи способствует доказыванию причастности к преступной деятельности конкретного субъекта.
Особо следует остановиться на ситуациях, когда производство проверки на месте происшествия крайне нецелесообразно для предварительного следствия. Речь идёт о таких ситуациях, когда лицо, ч
ьи показания можно перепроверить путём выхода на место происшествия, стремится любыми путями попасть на него, чтобы проверить - не оставил ли он на месте преступления какие-либо объекты, изобличающие его в причастности к расследуемому событию. Правда, в криминалистической литературе имеются иные точки зрения на подобные ситуации. Например, даже в тех ситуациях, когда следователь не уверен в информативности проверки на месте происшествия, всё-таки следует осуществить данное следственное действие. Даже в подобных ситуациях, по его мнению, следователь извлечёт пользу, так как он лучше изучит психологию обвиняемого и это поможет ему наиболее правильно определить тактику последующих следственных действий. При проверке показаний на месте создается уникальная возможность разоблачить не только умышленные действия лица, направленные на создание у следователя ложных представлений о механизме деяния, используя как «немых свидетелей» - предметов обстановки места, где проверяются показания конкретного лица, но и разоблачить ложные показания данного лица, которые не подтверждаются совокупностью всех признаков предметов, находящихся на месте проверки. Поэтому считаем необходимым, включить в цели проверки показаний на месте и цель разоблачения инсценировок, а также ранее данных ложных показаний. Проверке показаний на месте предшествует допрос лица, чьи показания вызывают у следователя сомнения. Перед началом этого следственного действия следователь должен чётко представлять, какие результаты он желает получить в ходе проверки показаний на месте. Судя по материалам изученных уголовных дел, в ряде случаев проверка показаний на месте является формальным действием, в ходе которого проверяемый фактически повторяет те показания, которые он уже дал в служебном кабинете следователя. Какой-либо доказательственной силы подобные действия не имеют. Результативным должно считаться такое действие, в ходе которого допрашиваемый без посторонней помощи, самостоятельно воспроизводит обстановку на месте, и в идеальном случае - обнаруживает конкретные материальные объекты, подтверждающие его версию. Проверка показаний на месте позволяет разоблачить ложные показания в форме самооговора, когда субъект «берёт вину на себя» (нередко - по заданию лидера ОПС). Косвенным признаком самооговора является незнание допрашиваемым особенностей обстановки на месте происшествия в момент инкриминируемого ему события. С целью разоблачения самооговора, по нашему мнению, целесообразно организовать детализацию показаний проверяемого лица. Так, если преступники заранее договариваются, что в случае раскрытия один из них должен взять на себя всю вину, то при детализации показаний лгущего обвиняемого, следователь, как правило, изобличает его во лжи.
Как замечено в криминалистической литературе, одним из признаков недостоверности проверяемых показаний, является дача на месте слишком общих показаний о проверяемых обстоятельствах, хотя следователь предлагает дать более подробные объяснения. Все объяснения проверяемого лица на месте проверки показаний должны быть конкретными и касаться вполне определенных предметов и объектов. Рассуждения «в общем плане» являются косвенным свидетельством непричастности лица к расследуемому событию. При проверке показаний на месте с целью разоблачения инсценировки, целесообразно использовать и элементы моделирования, под которым в криминалистике понимается искусственное создание системы, которая с определенной степенью сходства воспроизводит заменяемый ею объект, явление или процесс, связанный с исследуемым преступным событием. Исследование (изучение и проверка) модели обеспечивает получение тех знаний об оригинале, которые ранее не были следователю известны. В ходе проверки показаний на месте нередко проверяются фактическая возможность существования тех или иных обстоятельств, позволяющих уточнить модель механизма расследуемого преступления в целом. Результаты проверки показаний на месте, как и любого другого следственного действия, оцениваются в совокупности с другими доказательствами по делу. Как отмечено в криминалистической литературе, это актуально при разоблачении самооговора, а иногда и оговора. При расследовании деятельности ОПС нередко возникает и несколько иная ситуация, в ходе которой разоблачается руководящая роль лидера ОПС, пожелавшего, чтобы ответственность за конкретное преступление «взял на себя» один из членов ОПС. Профессор Н.П. Яблоков вполне обоснованно предположил, что в организованных преступных группах уже отработан подобный механизм, и к уголовной ответственности вместо лидера ОПС привлекается рядовой член этой группы, а члены ОПС в подобных ситуациях начинают осуществлять материальную поддержку семье этого члена группы.

В ходе следственного эксперимента также нередко преодолевают противодействие расследованию со стороны заинтересованных лиц и разоблачают как инсценировки, так и ложные показания. Специфика следственного эксперимента состоит в том, что следователь предлагает испытуемому произвести ряд опытных действий, смысл которых состоит в воспроизведении данных ранее показаний в фактической обстановке с целью установить их достоверность путем сопоставления с этой обстановкой. Следственный эксперимент позволяет разоблачать противодействие в виде дачи ложных показаний, о которых сообщает допрашиваемый, путём производства ряда опытов, о сущности которых лицам, причастных к совершению преступлений, было не известно. Иными словами, целями следственного эксперимента, предусмотренного ст. 181 УПК РФ, является не только проверка и уточнение данных, имеющих значение для уголовного дела, но и преодоление противодействия со стороны заинтересованных лиц. Так, при даче ложных показаний о временных характеристиках преступлений, следственный эксперимент позволяет определить реальную длительность каких-либо действий, а также их последовательность. Подобные следственные эксперименты исследовал Р.С. Белкин, по мнению которого экспериментальные измерения могут быть произведены с целью установления длительности события в целом или отдельных его элементов, путем определения продолжительности аналогичных фактов или отдельных действий участников следственных актов. Следственному эксперименту, как и проверке показаний на месте, предшествует допрос будущего участника этого следственного действия, где выясняют обстоятельства участия этого субъекта в расследуемом событии. Фиксация хода и результатов следственного эксперимента, целью которого является разоблачение ложных показаний о механизме преступления, производится по тем же правилам, что и при производстве других видов экспериментов. То есть описывается содержание, последовательность и повторяемость опытных действий, порядок использования технических средств и тактических приемов, описывается роль специалиста, подробно излагаются полученные результаты и т.п. Особенности составления протокола следственного эксперимента позволяют следователю сделать письменные выводы как о факте обнаружения инсценировки на месте, так и о факте дачи его участником ложных показаний о сущности происшедшего. Таким образом, для преодоления противодействия со стороны заинтересованных лиц, путём распознания и разоблачения инсценировок, ложных показаний и иных действий, следователь обладает достаточно широким арсеналом тактических приёмов при производстве отдельных следственных действий, при преодолении противодействия расследованию преступлений, направленного на изменение информации о преступлении.

 

 

1 Криминалистика. Методика расследования преступлений новых видов, совершаемых орга­низованными преступными сообществами. - М., 2000. - С. 28.

 

2 Осипян Р. Ш., диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, «Криминалистические аспекты преодоления противодействия расследованию преступлений как составная часть следственной деятельности», Калининград, ФГОУ ВПО «Калининградский юридический институт МВД России», 2014 г.

 

 

3 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юристъ, 1997. - С. 134.

 

4 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е. Р. Криминалистика: Учебник
для вузов. - 3-е изд.,
перераб. и доп. - М.: Норма, 2007. - С. 664.

Курсовик Логинова Артур




Федеральное агентство морского и речного транспорта

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Волжский государственный университет водного транспорта

 

 

 

Кафедра информатики, систем управления и телекоммуникаций

 

 

 

Дисциплина: ЦОС

 

 

 

Курсовой проект

 

 

 

«Цифровая обработка сигнала»

 

 

 

 

 

Выполнил:

студент

Назаренко А.О.

 

Проверил:

преподаватель

Логинов В.И.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г.Н.Новгород

2017г.

 

Введение

 

Цифровая обработка сигналов, позволяющая повысить точность извлечения и передачи информации, широко применяется в системах телекоммуникаций, радиолокации, радиоастрономии, радиотехнической разведки, медицинской диагностики, поиска газовых месторождений и т.д.

При цифровой обработке непрерывный сигнал дискретизируется по времени и квантуется по уровню, уровни сигнала кодируются цифровыми «словами» – двоичными кодовыми комбинациями, которые передаются «цифровыми» сигналами. Интервалы дискретизации и квантования выбираются так, чтобы искажения сигнала при «оцифровке» не снижали содержащегося в сигнале объема информации.

Задача определения переданного цифрового символа из используемого конечного алфавита решается много проще, чем задача восстановления формы переданного сигнала в аналоговой системе. Обработка сигнала сводится к выполнению компьютером математических операций над кодовыми комбинациями – двоичными числами. Возможно формирование и обработка сигналов в соответствии с алгоритмами, не реализуемыми аналоговой аппаратурой с требуемым качеством. Например, формирование однополосных сигналов, синтез фильтров высокого порядка, адаптивных фильтров.

В данном пособии рассматриваются вопросы, наиболее часто возникающие при синтезе систем цифровой обработки сигналов: как ослабить искажения сигнала при его оцифровке, точнее определить спектр сигнала, выбрать тип и порядок фильтра, в том числе адаптивного.

 

 

Цель работы: изучение эффектов трансформации частот и наложения спектров, возникающих при дискретизации непрерывного сигнала по времени.

изучение влияния квантования аналогового сигнала по уровню методом усечения на характеристики сигнал

Задание

 

Моделирование и формирование цифрового сигнала от датчика угла поворота антенны радиолокационной станции на вертолете скорость 20 обр/c точность 0.5˚

 



 

 

 

 

 

 

Расчет дискретизации:

 

 

Гц

=20Гц * 2 =40*2П=251Гц

 

 

Спектрограмма сигнала:

 

Осциллограмма сигнала:

 

Вывод: непрерывный сигнал при вводе в цифровую систему будет разложен на постоянную составляющую (0 Гц) и частоты, кратные частоте первой синусоиды разложения. Период первой цифрового сигнала равен 200 уровням, что по времени составляет примерно 0,010 секунды. Значит, частота будет 200 Гц.

 

 


Квантование сигнала с усечением

 

Устройство квантования с усечением реализовано как последовательное соединение блоков аналого-цифрового преобразователя (АЦП, блок Uniform Encoder) и цифро-аналогового преобразователя (ЦАП, блок Uniform Decoder). Блок АЦП преобразует аналоговый сигнал в диапазоне –Um…+Um. Значение Um определено параметром peak. Интервал дискретизации q = Um/2B-1, где В – параметр bits, число разрядов преобразователя (от 2 до 32). В блоках АЦП и ЦАП необходимо установить одинаковые значения параметров peak и bits.

На дисплей выводится значение дисперсии ошибки квантования. Блоки Add, Product вычисляют отсчеты квадрата ошибки квантования, блок Integrator суммирует значения этих отсчетов в течение всего времени моделирования Т, установленного в окне Stop time. Для получения среднего значения квадрата ошибки квантования выходной сигнал интегратора необходимо разделить на время интегрирования Т. Эту функцию выполняет блок Gain с коэффициентом усиления 1/Т.

 

 

Рис. 7. Схема для изучения квантования сигнала с усечением


- Блок
Spectrum Scope: размер буфера - 4096, перекрытие буфера – 0, длина БПФ – 4096.

- Блок Signal Generator: сигнал синусоидальный, амплитуда – 1, частота - 100 Гц.

- Блок Zero-Order Hold: частота дискретизации – 10 кГц.

- Блок Gain: усиление 1/Т, Т – время моделирования.

- Блоки АЦП и ЦАП: peak – 1, bits – 2.

 

 

Расчет квантования:

 


Спектрограмма сигнала:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осциллограмма сигнала:

 


 

 

Спектрограмма сигнала:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осциллограмма сигнала:

Вывод: ошибка квантования при 8 битах равняется 0.00041377, а при 3 битах равняется 7,508е-007. Таким образом погрешность квантования сигнала по уровню сильно зависит от разрядности АЦП.

 

Урок русского языка по теме Предлог как часть речи. 7-й класс

  • Рябцева Светлана Геннадьевна, учитель русского языка и литературы

Цели урока:

образовательные:

  • формировать представление о предлоге как служебной части речи;
  • формировать умение узнавать предлоги и характеризовать их;

воспитательная: воспитывать интерес к изучению русского языка;

развивающая: развивать логическое мышление, память, умение работать с таблицами, кластерами.

Тип урока, педагогическая технология.

Урок изучения нового материала, развивающая технология (теория развития изобретательских задач /ТРИЗ/ и теория развития критического мышления / ТРКМ/).

Результаты урока.

Предметные:

представление о предлогах;

умение отличать предлоги друг от друга по значению.

Метапредметные:

формировать умение различать предлоги и приставки.

Личностные:

развивать логическое мышление, воспитывать любознательность.

Ход урока

1. Организационный момент.

2. Рефлексия настроения и эмоционального состояния.

- Ребята, возьмите листок бумаги с тем изображением, которое соответствует вашему эмоциональному настрою на урок.

3. Актуализация опорных знаний.

- На календаре месяц февраль. Скажите, ребята, какой общероссийский праздник мы отмечаем в этом месяце? (Этот праздник – День Защитника Отечества)

- Послушайте, пожалуйста, стихотворение Юрия Шмидта “Защитники Отечества”.

Две старых фотографии, два деда,
Со стен как будто смотрят на меня.
Один погиб почти перед победой,
Другой пропал в немецких лагерях.

Один дошел до самого Берлина,
В апреле сорок пятого - убит.
Другой пропал без вести, словно сгинул,
И даже неизвестно, где лежит.

Защитники Отечества родного,
Две разных жизни, но с одной судьбой.
Со старых фотографий смотрят снова,
Те, кто отдали жизнь за нас с тобой.

И в этот День Защитника Отчизны,
Героев павших будем вспоминать.
Они для нас свои отдали жизни,
Чтоб мы могли отчизну защищать.

- Расскажите о своих впечатлениях от этого стихотворения? Какова его тема? Идея? (Ответы обучающихся)

Орфографическая минутка

  • Выпишите слово, в котором правописание гласной в корне слова определяется правилом: “После шипящих в корне слова пишется Ё, а не О”. (Дошёл)
  • Укажите слово, написание приставки в котором определяется правилом правописания приставок на з/с? (Сгинул)
  • Выпишите наречие, образованное приставочно-суффиксальным способом. (снова)
  • Выпишите действительное причастие прошедшего времени. (Павших)
  • Выпишите глагол, правописание окончания которого не подчиняется общему правилу. (Смотрят – глагол-исключение)

- А теперь давайте поработаем с текстом данного стихотворения.

4. Сообщение темы урока.

  1. Постановка проблемы.
  2. Поиск решения. Организация наблюдения за предлогами.
  3. Открытие нового.
  4. Обобщение.

- Ребята, а теперь внимательно посмотрите на наш текст.

Презентация

(На слайде 4 обучающимся предлагается деформированный текст.).

Две старых фотографии, два деда,
…стен как будто смотрят … меня.
Один погиб почти …победой,
Другой пропал … немецких лагерях.

Один дошел… самого Берлина,
… апреле сорок пятого - убит.
Другой пропал … вести, словно сгинул,
И даже неизвестно, где лежит.

Защитники Отечества родного,
Две разных жизни, но … одной судьбой.

… старых фотографий смотрят снова,
Те, кто отдали жизнь …нас … тобой.

И …этот День Защитника Отчизны,
Героев павших будем вспоминать.
Они … нас свои отдали жизни,
Чтоб мы могли отчизну защищать.

1) - Ребята, скажите, пожалуйста, чего не хватает в нашем стихотворении? Что изменилось? (В тексте не хватает предлогов. Стихотворение стало “нескладным”)

- Нарушилась грамматическая связь в предложениях.

2) - Почему в стихотворении появилась “нескладность”? Попробуйте восстановить пропущенные предлоги самостоятельно. (Обучающиеся вставляют предлоги в текст, зачитывают получившиеся варианты)

3) - А теперь давайте посмотрим на авторский вариант.

(Слайд 5 с выделенными предлогами)

4) - Итак, мы смогла побороть “нескладность” путем восстановления предлогов в тексте.

Получается, что такая маленькая часть речи как предлог, играет очень важную роль в языке.

5. Работа над новым материалом.

1) Работа над текстом определения.

- А теперь попробуйте самостоятельно сформулировать правило о предлоге. (Дети составляют схемы, таблицы, краткие записи и др.)

- Запишите получившееся правило любим удобным для вас способом.

(Заслушивание вариантов обучающихся)

- А теперь давайте обратимся к нашему авторитетному источнику знаний – учебнику русского языка.

- Сравните свои записи с правилом в учебнике.

- Какие ключевые слова мы выделим в правиле?

(Зависимость одних слов от других; простые и составные; производные и непроизводные предлоги.)

После того как дети подкорректируют свои записи и приведут их в соответствие с материалом учебника, учитель предлагает свой вариант записи теории. (Cлайд 6)

2) Работа по распознаванию простых и составных; производных и непроизводных предлогов.

- Охарактеризуйте предлоги, встретившиеся нам в стихотворении. (Простые, непроизводные)

- Составьте предложение по теме “День Защитника Отечества”, употребив составные и производные предлоги.

(Обучающиеся представляют свои варианты, а затем учитель предлагает свой вариант)

Учитель:

В течение многих веков на Руси уважали Защитников Отечества.

Не смотря на тяготы воинской службы, защита Родины всегда была делом почетным.

- Подчеркните предлоги. Как мы можем их охарактеризовать. (Составные, производные)

3) Работа по определению отношений, выраженных предлогами;

Работа с упражнением 287 учебника (устно).

(До)ехать (до)границы, находится в двух часах лёту, выб…рались из трюма, остаться в к…юте, об…явить после старта, скрывшись за поворотом, брызги из (под)кормы, вымпел на мачт…, возникла за кормой, закончить перед отплытием, ост…новиться из(за) (не)погоды, оказаться вследствие (не)здоровья, вынырнуть из(под) скалы, выр…сли благодаря дождям.

- Ребята, выпишите только те словосочетания, которые применимы для характеристики Защитников Отечества. (Доехать до границы; выбраться из трюма; находиться в двух часах лёту)

Физкультминутка

- Ребята, я буду читать шуточное стихотворение, а вы, когда услышите предлог, хлопайте в ладоши. Ну что, готовы?

(Учитель читает наизусть шуточное стихотворение)

Чудесный выдался денек,
А я учу предлоги…
И, я шепчу, закрыв глаза,
Скрестив под стулом ноги:
“Что значит – “по”?
“Что значит – “за”?
И “за”, и “по” - предлоги,
А хорошо бы за порог
И мчаться по дороге!
Какой бы выдумать предлог,
Чтоб не учить предлоги?

4) Дифференцированное задание:

- Друзья, составьте 3 словосочетания с простыми непроизводными предлогами и 3 словосочетания с составными производными предлогами.

- Постарайтесь, чтобы они соответствовали теме нашего сегодняшнего урока и были посвящены Защитникам Отечества.

5) “Лови ошибку!” (работа по технологии ТРИЗ).

Учитель читает утверждения о предлогах, а задача обучающихся определить какие из них являются истинными, а какие – ложными.

Условные обозначения:

“+” – правда

“-” - ложь

Предлог – это служебная часть речи. (+)

Предлоги бывают простыми и составными. (+)

Предлоги могут быть однозначными. (+)

В предложении предлог является дополнением. (-)

Предлог выражает зависимость одних слов от других в словосочетании и предложении. (+)

Предлог из-за является составным. (+)

Предлог благодаря является производным. (+)

По значению предлоги делятся на пространственные, целевые, временные и причинные. (+)

Предлог в течение пишется слитно. (-)

Ключ: +++-++++-

6. Рефлексия.

а) Рефлексия настроения и эмоционального состояния

- Возьмите листочек, на котором вы показали свое настроение в начале урока. Изобразите свое настроение в данный момент.

б) Рефлексия содержания учебного материала.

Оформляем в виде “Рыбьей кости”, оценивая приращение знаний.

(Предлог:

1- служебная часть речи

2 - простые и составные

3 - производные и непроизводные)

7. Информация о домашнем задании.

Учитель поясняет домашнее задание:

- Предлагаю вам написать сочинение-миниатюру “А для меня День Защитника Отечества это…” или написать поздравление с праздником и обозначить графически в своей работе предлоги. Запомнить теоретический материал, изученный на уроке вам помогут или собственные записи в тетради, или теоретический материал параграфа 48 учебника.

Выбор за вами!

8. Выставление оценок.

- Сегодня мне очень понравилось работать с вами. Вы были активны, любознательны, настойчивы в добывании знаний и поэтому заслуживаете только хороших отметок. Молодцы!

Приложение 1 (Технологическая карта)

Информация. Виды информации

  • Шилова Нина Александровна, учитель информатики

Презентация к уроку

Загрузить презентацию (2,1 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Целевая аудитория: учащиеся 5-го класса.

Предмет: Информатика и ИКТ.

Раздел программы: “Информация и информационные процессы”.

Тип урока: Урок изучения и первичного закрепления новых знаний.

Используемые учебники и учебные пособия:

Информатика: Учебник для 5 класса / Л.Л.Босова. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2010. – 191 с.: ил.

Информатика: Рабочая тетрадь для 5 класса / Л.Л.Босова. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2010. – 87 с.: ил.

Используемая методическая литература: Уроки информатики в 5–6 классах: Методическое пособие / Л.Л.Босова, А.Ю. Босова – 2-е изд., испр. и доп. – М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2005. – 320 с.: ил.

Используемое оборудование: Интерактивная доска SMART Board и программа для работы на ней SMART Notebook, проектор, компьютер

Цель урока: Ознакомление учащихся с понятием информация, виды информации, выполнение задания по изученному материалу.

Задачи:

  • Образовательная: изучить понятие информация. Изучить виды информации.
  • Воспитательная: формирование общей картины мира.
  • Развивающая: формирование представления об информатике, как форме описания и методе познания действительности через межпредметные связи. Развитие образного мышления.

План урока:

  1. Организационный момент;
  2. Объяснение нового материала;
  3. Физкультминутка;
  4. Дидактические задания;
  5. Домашнее задание;
  6. Подведение итогов урока.

Ход урока

1. Организационный момент.

Приветствие учащихся, проверка готовности к уроку, сообщение плана работы.

Актуализация знаний.

Сегодня ребята, для того чтобы вы определили тему и цели урока, я расскажу (а может быть, напомню) вам историю о том, как лечили удава.

Из произведения Г.Остера “Как лечить удава”

Мартышка советует удаву:

– Думай про кукаляву.
– Как же я буду про нее думать – спросил удав, – если я даже не знаю, что это такое – кукалява?
– Кукалява – это такой ящичек, в котором лежит мукука, – объяснила мартышка.
– Что лежит? – не понял удав.
– Мукука.
– А мукука – это что?
– Мукука– это такая коробочка в которой лежит бисяка.
– А что такое бисяка?
– Бисяка – это такой пакетик, в котором лежит хрюря.
– Какая еще хрюря?
– Пампукская хрюря! А пампукская хрюря – это такой сундучок, в котором лежит камурик…
И тут удав взорвался:
– Говори сию минуту, что там внутри всех этих ящиков, коробок, пакетов, чемоданов и сундуков?
– Не знаю! – сказала мартышка.
– А кто знает? – спросил удав.
– Н а свете есть много такого, про что никто ничего совсем, совеем не знает.

Тема нашего урока – это очень простое понятие, но в тоже время оно и очень сложное.

Давайте разгадаем ребус и узнаем, о чем идет речь (Слайд 2)

Учащиеся разгадывают ребус, получается слово “Информация”.

2. Изучение новой темы.

Итак, тема нашего урока “Информация. Виды информации”.

Запишите в тетради.

Ребята, а что же такое информация? Как вы думаете? Приведите примеры.

Казалось бы, такое близкое и простое слово, а дать его определение очень сложно. (Слайд 3)

Термин "информация" происходит от латинского слова informatio – разъяснение, изложение, набор сведений.

Информация – это сведения снижающие неопределенность об окружающем мире.

Давайте запишем определение в тетрадь.

Ребята, приведите примеры источников информации.

Учащиеся приводят примеры, источников информации. (Слайд 4)

Ребята, а с помощью чего человек воспринимает информацию?

Учащиеся перечисляют органы чувств.

Абсолютно верно!

На основании приведенных вами примеров, давайте сформулируем название видов информации по способу восприятия. (Слайд 5)

Ребята давайте запишем в тетрадь схему “Орган”. Вид информации в тетрадь.

Используя ссылку “Это интересно” демонстрируется flash-ролик “Восприятие информации человеком”.

А теперь на основании полученных знаний определите вид информации, получаемой девочкой. (Слайд 6)

Ответив на вопрос учащиеся просматривают flash-ролик “Процент восприятия информации человеком”.

Какой из органов чувств является ведущим в восприятии информации? (Слайд 7)

3. Физкультминутка. Приложение 4

4. Закрепление изученного материала.

Учащиеся выполняют задания представленные на экране. (Слайд 8)

Молодцы ребята.

Мы с вами сказали, что для получения информации человек использует органы чувств, но иногда этого бывает недостаточно, тогда для получения боле точной информации в дополнение к своим органам чувств человек использует различные измерительные устройства и приборы.

Перечислите известные вам измерительные приборы. (Слайд 10)

Ребята, а каким образом мы можем представить полученную информацию?

Учащиеся приводят примеры способов предоставления информации. Подводим итог сказанному, выделяем виды информации по способу предоставления. (Слайд 11)

Давайте запишем схему в тетрадь.

Практическая работа.

Ребята займите свои места за компьютерами. Перед вами находятся задания, Которые необходимо выполнить. Прежде чем начать работу давайте просмотрим flash-ролик “Как воспринимают информацию животные”. (Приложение 3)

Перед учащимися открыто продолжение презентации, на экране она дублируется (Слайд 12), гиперссылка "Это интересно".

Если на компьютере установлено приложение SMART Notebook учащиеся сопоставляет графическому представлению информации ее вид, если приложение отсутствует учащиеся записываю в тетрадь номер изображение и вид информации (например,6– текстовая и т.д.). (Слайд 12)

Следующее задание: заполните таблицу:

Если работа происходит в приложении SMART Notebook, то справа даются варианты ответов, которые учащемуся необходимо вставить в таблицу, если мы работаем с презентацией то учащийся получает бумажный шаблон таблицы который необходимо заполнить. (Слайд 13)

5. Домашнее задание.

Давайте откроем дневники и запишем домашнее задание

Учебник: § 1.1, задание № 4 (с.11)

Рабочая тетрадь: упр. 2 (с.3)

Творческое задание: Представить в различных формах информацию о погоде

6. Подведение итогов урока.

Что нового вы узнали?

С какими видами информации вы познакомились?

На каждом рабочем столе находятся смайлики, с помощью которых оцените свое понимание пройденного материала.

Литература.

  1. Босова Л. Л. Информатика: Учебник для 5 класса.– М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2005.
  2. Босова Л. Л. Информатика. Рабочая тетрадь для 5 класса.– М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2005.
  3. Босова Л. Л. Уроки информатики в 5-6 классах: Методическое пособие – М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2004.
  4. Босова Л. Л. Занимательные задачи по информатике.– М. БИНОМ Лаборатория знаний, 2006.
  5. Гурин Ю. Детская академия Шерлока Холмса. – СПб. Издательский дом “Нева”, 2004.

Падежные окончания имен прилагательных мужского и среднего рода

  • Пархоменко Лариса Анатольевна, учитель начальных классов

Цель:

  • Образовательная – познакомить детей с видами окончаний имен прилагательных мужского и среднего рода во всех падежах. Учить ребят видеть и сравнивать данные падежные окончания. Осуществить первичное закрепление нового учебного материала;
  • Развивающая – развивать устную и письменную речь детей, умение правильно писать падежные окончания имен прилагательных мужского и среднего рода, выполнять некоторые виды грамматических разборов таких как: морфологический разбор имен прилагательных, разбор по составу и синтаксический разбор предложения. Развивать словарный запас детей при подборе слов в подготовке к сочинению по картине И.И. Шишкина “Утро в сосновом лесу”, развивать знания о писателях, например об И.С. Тургеневе;
  • Воспитательная – воспитывать чувство патриотизма, любви к Родине через “красную нить” урока – образы русских сказок. Воспитывать интерес к родному языку, его богатству и многообразию. Осуществлять межпредметные связи с литературным чтением, риторикой, изобразительным искусством.

Ход урока

I. Организационный момент.

Учитель. Прозвенел уже звонок

Дети. Время начинать урок.

(Дети садятся – проверяют свою посадку.)

II. Эпиграф к уроку.

Сейчас, ребята, у нас урок русского языка и в качестве эпиграфа к нашему уроку я хочу прочитать слова замечательного русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева (Приложение. Слайд 1). (Учитель читает слова со Слайда 2.)

Русский язык.

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей Родины – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык. Не будь тебя – как не впасть в отчаянье при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

III. Чистописание.

Чтобы попасть в удивительную страну русского языка, нужно пройти по дорожке “Чистописание” и ответить на вопросы: “Что такое имя прилагательное? На какие вопросы они отвечают? Что обозначают? Как изменяются?”

– Назовите родовые окончания имен прилагательных мужского, среднего и женского рода. (Слайд 3.)

Запись с соединением:

м.р. -ой, -ый, -ий.
ж.р. -ая, -яя.
ср.р. -ое,-ее.

IV. Актуализация знаний. Сообщение темы урока.

– Итак, мы попали в страну “Русского языка”. (Слайд 4.)

Вход в нее стерегут два богатыря. У одного из них богатырский меч, а у другого острое копье. Назовите прилагательные.

– Как определить род, число и падеж имени прилагательного? (По существительному, которое с ним связано.)
– Назовите род, число и падеж этих прилагательных. Какие у них окончания?
– Хотите ли вы узнать какие окончания будут у имен прилагательных мужского и среднего рода в других падежах? Попробуйте сформулировать тему урока.

Тема нашего урока: “Падежные окончания имен прилагательных мужского и среднего рода”. (Слайд 5.)

V. Склонение имен прилагательных мужского и среднего рода.

Сравнение окончаний.

– Мы вошли в сказочную страну русского языка и оказались на страницах учебника “Русский язык”. Откройте с.168 и прочитайте задание к упр. 39. (Слайд 6. “Сказочная страна”.)
– Кто жил в некотором царстве-государстве? Кто у них была? (Дочь Марья-Краса, длинная коса.)
– Кто налетел на царство-государство? (Страшный огромный Змей.)
– Назовите выделенные словосочетания. (Слайд 7.)
– Являются ли окончания этих прилагательных орфограммами? (Да.) Письменно просклоняйте выделенные словосочетания. Отметьте окончания. Сравните падежные окончания прилагательных мужского и среднего рода. Сделайте вывод. (Слайд 8. “Склонение имен прилагательных”.)

И.п. какое?
какой ?
Р.п. какого?
какого?
Д.п. какому?
какому?
В.п. какое?
какого?
Т.п. каким?
каким?
П.п. о каком?
о каком?

страшное несчастье
огромный Змей
страшного несчастья
огромного Змея
страшному несчастью
огромному Змею
страшное несчастье
огромного Змея
страшным несчастьем
огромным Змеем
о страшном несчастье
об огромном Змее

Сделаем вывод. В каких падежах прилагательные мужского и среднего рода имеют одинаковые окончания? (Слайд 9.)

Итак, в Р., Д., Т., П., падежах имена прилагательные мужского и среднего рода имеют одинаковые окончания.

-Как же правильно писать окончания прилагательных? Прочитаем правило на стр.169 в учебнике. Посмотрим в таблицу (Слайд 10.) Она лежит у вас на партах. Обведите зеленым стержнем в кружок падежи, в которых встречаются одинаковые окончания.

VI. Физкультминутка с движением. (Слайд 11.)

VII. Закрепление нового материала. Работа по вариантам.

– Списать с карточек словосочетания. В словарные слова вставить пропущенные буквы. У прилагательных вставить пропущенные окончания, обозначить род и падеж.

(Из сказочной страны пришли два письма на старинных свитках, Чтобы освободить из плена Марью-царевну.)

I вариант. (Слайд 12.)

1) о русск…3 …зыке
2.) вкусн… ябл…ко
3.) накрыл пухов… пл…тком
4.) остался без нов… п…льто
5.) пришел к сам… …беду
6.) вошел в красив… м…тро

II вариант. (Слайд 13.)

1.) без голосист… п…туха
2.) помогать по домашн… х…зяйству
3.) высок… ст…кан
4.) об интересн…3 пут…шествии
5.) пригласил на вкусн… …жин
6.) напоил парн… м…л…ком

(Дополнительно к этому заданию дети выполняюот морфологический разбор имен прилагательных, отмеченных цифрой 3.)

VIII. Физминутка для глаз. (Матрешки). (Слайд 14.)

IX. Работа с текстом. Грамматические разборы слов и разбор предложения.

– Мы снова в сказочной стране. Нам предстоит дорога через волшебный лес. (Слайд 15.)
– Кого мы там встретим? (Стр.170 упр.41.)
– Прочитайте текст. Озаглавьте его.
– Встреча с каким животным в лесу может быть опасна? (С медведем – Слайд 16.)

Задание. На напечатанных листочках с текстом этого упражнения вставьте окончания имен прилагательных. Укажите род, число и падеж. (В это время – один ученик у доски выполняет морфологический разбор имени прилагательного.)

1.) легким (туманом) – каким? (Прил.);
2.) Н.ф. – легкий;
3.) В м.р, в ед.ч., в т.п.;
4.) Вт. ч. – легкий.

Другой ученик выполняет разбор по составу прилагательных из этого упражнения: косолапый, осторожного, легким.

(Проверка на экране.)

– Мы прошли через лес, но выйти не можем, нужно разобрать предложение: Яркий луч летн… солнца освещает пушист… мох. (Простое, повеств., невосклиц., распростр.)

X. Элемент творческой работы. Подбор прилагательных мужского и среднего рода.

– Мы находимся в сказочном лесу. Теме леса посвящено много работ русских художников. Сейчас мы готовимся с вами к сочинению. О каком художнике я говорю? Какие картины он написал? (Слайд – Шишкин И.И.)

– Мы продолжим описывать картину “Утро в сосновом лесу”. Откройте свои тетради по риторике. Подберите и запишите прилагательные к слову:

Утро (ср.р) – какое? раннее, туманное, седое…

Лес (м.р.) – какой? глухой, непроходимый, сказочный, дремучий…

XI. Работа по сравнению значения слов.

– Вы назвали словосочетание: глухой лес. А в каких еще значениях употребляется слово глухой? (Слайд.) (Текст упр. 42 стр.171.)

Глухой лес, глухой звук, глухой человек, глухой ворот (рубашки).

– В каком из этих словосочетаний слово глухой употребляется в прямом значении? А в переносном? У прилагательных назовите род и падеж.

XII Итог урока.

1) –Подошел к концу наш урок. С чем мы сегодня познакомились?
– Что нового вы узнали сегодня на уроке? (Какие окончания следует писать у прилагательных мужского и среднего рода.)
– Назовите эти окончания. (Слайд – таблица окончаний.)
– Что вам понравилось на уроке?

2) Оценки за урок получили…

3) Д/з стр.171 упр. 43,44.

Список литературы.

  1. “Школа России” Концепция и программы для начальных классов; часть 1 Программа Зеленина Л. М., Хохлова Т. Х. “РУССКИЙ ЯЗЫК” Москва, Просвещение, 2010 год стр. 23–47.
  2. Новые государственные стандарты школьного образования. М.: А С Т: Астрель, 2009. – 446 с.
  3. РУССКИЙ ЯЗЫК: 4 класс: Поурочные разработки по русскому яз